Часто на консультацию приходят с вопросом, как можно жить с близким человеком в гармонии. Без ссор и выяснения отношений. Чтобы мои просьбы выполнялись и от меня много не требовали, дали жить, как хочется. Вроде немного же хочу, в чём проблема?

Скажу честно, и у меня был такой период в жизни, когда я верила в возможность полнейшего взаимопонимания с любимым человеком. Когда было невероятно страшно настаивать на своём, показывать свою силу, когда каждая ссора происходила в присутствии призрака расставания и чемоданов у дверей.

Сложно, почти невозможно строить искренние отношения с другим человеком, если мы запрещаем себе проявлять свою силу, говорить о том, что нам важно. Когда мы играем в игру только подчинение или только власть, из отношений уходит жизнь, ну, неинтересно так жить нашим отношениям.

Дональд Винникот пишет, что самая ранняя форма выражения агрессивности — двигательная активность младенца. Более того, её можно сравнить с витальностью тканей организма, живостью спонтанных движений, с тенденцией к росту и личностному развитию и, вообще, в целом с жизненной силой.

Любая двигательная активность направлена вовне и наталкивается на определённые препятствия, и это и есть агрессия — встреча — столкновение активности с препятствием. Именно она, агрессия, способствует первому постижению «мира-не-Я» и началу выделения, конституирования того, что позднее станет Я. Мы можем говорить о контакте, во время которого узнаётся Я и не-Я.

Это становление не происходит за один раз благодаря однократному запечатлению. Я и не-Я должны постоянно вновь и вновь заново открываться и переоткрываться. Винникотт отмечал, что именно агрессивные элементы психики позволяют осознать ребёнку себя как индивида и начать индивидуальное существование в реальности.

Чувство реальности, по Винникотту, коренится, таким образом, в агрессии и в том, что в результате относительно приемлемой фрустрации со стороны «достаточно хорошей матери» удовлетворение происходит не сразу, позволяя разделить мир фантазии и реальности.

Когда потребности удовлетворяются сразу, не успевает возникнуть пауза для ощущения импульса — движения Я (агрессии) и контакта с не-Я. Мир фантазии не прерывается, просто течёт удовольствие. Такие эротические переживания со слабым участием двигательного элемента, мало способствуют развитию чувства реальности. Однако агрессивное побуждение более реально, чем эротическое переживание, так как ему присуще ощущение сопротивления, движения, реальности. По этой причине младенцу необходим также внешний объект, на который будет наталкиваться его двигательная активность и агрессия, а не только удовлетворение его потребности.

И ведь это явление может в той или иной мере проявляться и повторяться в различных ситуациях уже взрослого человека. Развитие идёт по спирали.

На одном из семинаров, в безопасных условиях, работая с агрессией в паре с сильным мужчиной, я ощутила, насколько реальна моя сила. Насколько реальная я сама.

Я могу быть собой, могу рычать на него, могу наступать, я могу не скрывать свою силу, и это его не разрушает. Он тоже сильный, и он рычит, он то наступает, и тогда я больше проявляю свою силу и поднимаю (лапу) с предупреждающим рыком, тогда он отступает, но при этом я знаю, что он сильный, и мне нужно считаться с его силой. То уже я уворачиваюсь от возможного броска, и сама готовлюсь к нападению — это похоже на танец. Танец двух равных.

Растёт уровень энергии, становится всё теплее, уже жарко и весело. Тело раскрывается, дыхание более свободное, и чувствуется жизнь. У меня живое пульсирующее вибрирующее тело, я могу влиять на окружающее, так я чувствую себя живой, мир открытым и наполненным смысла.

И к партнёру больше симпатии, больше близости. И партнёр воспринимается более знакомым и безопасным, мы соприкоснулись в этой игре, во взаимодействии равных, мы познакомились.

Как ещё бывает? Какие могут возникать сложности с овладением своей силой и ощущением реальности? Как происходит потеря веры в себя, способность к проявлению агрессии?

Слишком большое количество сопротивлений приводит к осложнениям, делающим невозможным существование индивида. Если вспомнить детей, воспитанных по Б. Споку, — тихие, отчаявшиеся, маленькие старички, потерявшие надежду на то, что мир их может услышать и принять. Спок считал, что к плачущим детям не нужно подходить, нужно кормить их по графику и заниматься ребёнком тоже по графику, иначе это их избалует. Если младенец не получает ответа на свой зов, сначала он кричит и плачет громче, а потом он стихает, и его взгляд становится уже не живым, а потухшим. Здесь сопротивление было слишком сильным.

Когда двигательная активность младенца сталкивается со слишком большим количеством сопротивления среды, то уже не остаётся места для индивидуальных переживаний и первичных агрессивных побуждений. Тогда ребёнку кажется, что весь мир состоит только из помех и нападок, а его двигательная активность и проявления исходят не из его личной тенденции к росту и индивидуальному развитию, не из его витальности, а являются лишь ответом, реакцией на помехи и преследования. И тогда переживание им реальности соответствующее — как преследующего, карающего мира.

Чересчур массивные помехи и фрустрации могут сломать защиту ребёнка. Устанавливается состояние первичного нарциссизма, в котором ребёнок либо испытывает страх перед «матерью-ведьмой», либо безумно тоскует по «матери-фее», либо и то, и другое одновременно. Винникотт считал первичный нарциссизм состоянием покоя, в котором отсутствуют какие бы то ни было побуждения, в котором невозможно раскрытие индивида.

Таким образом, утрачивается способность к проявлению агрессии, а также способность к активной жизни, т.е. способность устанавливать отношения с объектами внешнего мира. Любовь, по Винникотту, теряет часть своей ценнейшей агрессивной составляющей, а ненависть становится ещё более вспыльчивой.

Больше не происходит слияния агрессивных и эротических компонентов. Эротические переживания в полной мере никогда реально не осуществляются. Изолированно от них существуют чисто агрессивные реакции, которые зависят от переживания массивного сопротивления.

В отношениях это может проявляться в том, что они застывают и перестают развиваться. Пара перестаёт развиваться как пара, устанавливать отношения друг с другом, как равным по силе, и выходить в отношения с миром, как пара равных.

Рассмотрим такой пример, когда один партнёр «сдаётся», обычно это тот, который выбирает отношения, он предпочитает связь с другим ощущению своего достоинства и проявления своей силы. Он уже делал это в детстве, когда не было других вариантов выживать в дисфункциональной семье. Тут надо вспомнить, что мы начинаем отношения с того, что сначала бессознательно «узнаём» партнёра, который отвечает нашему внутреннему образу отношений, которые были с близкими, самыми близкими людьми — родителями.

Сдаётся, значит, отказывается добиваться своего, прояснять, выяснять у другого, почему это невозможно, а давай ещё попробуем это обсудить и найти решение. Сдаётся, потому что другой категоричен и выдаёт сопротивление, превышающее ресурсы «сдавшегося» двигаться дальше. А другой в силу своей истории, готов идти на всё, лишь бы отстоять своё мнение и победить, он попадает в своего рода захваченность страхом быть побеждённым. Нужно во что бы то ни стало удержать свою власть, иначе он проиграет в том, что он не умеет устанавливать отношения с миром, который сопротивляется. Мир фантазий удовольствия и всемогущества рухнет.

И оба затем чувствуют себя одинокими и ненужными: и тот, кто сдался — потому что не может проявлять свою любовь, и тепло без своей силы, и без ответного тепла и встречи, и тот, кто взял власть и отстоял своё — потому что, да, он отказался от встречи с другим, но он всё также желает этой встречи и близости, а импульса от другого нет, а самому проявлять — страшно и невозможно.

И роли в таких парах могут меняться, но данная система слаба тем, что это однозаряженные отношения. Всю силу в них забирает один человек, а другой должен подчиняться. Здесь много стыда и мало места для реального удовольствия и равенства.

В системе с несколькими зарядами сила принадлежит обоим. Да, здесь больше конфликтов, и решения принимать сложнее. Но зато это отношения живые, и люди в этой системе чувствуют себя живыми и открытыми и готовы открываться другому. В такой паре много агрессии, много силы и много огня, и при наличии сострадания — много тепла и любви.

У нас есть шанс в близких отношениях исцелить те раны, что мы получили в ситуациях непонимания или фрустрации, более сильной, чем мы могли тогда пережить. Есть шанс укрепить свою способность переживать сильные чувства и жить свою жизнь, дыша полной грудью.

И в ответ на вопрос, как жить в гармонии с любимым человеком, я обычно предлагаю для начала определить, каким образом клиент распознает эту гармонию, что она всё же есть. Что такое в нём самом живёт и движется к… в чём его спонтанность и его сила.

Как эта сила проявляется в его жизни, как она преодолевает сопротивление. Что приходит как опыт, как чувствование, когда это сопротивление преодолевается.

И так, потихоньку, с каждым по-разному, через работу с чувствами и телесный опыт мы движемся к большему контакту с собой, к большему чувству себя и большему чувству реальности своей жизни и возможности чувствовать радость своей жизни, своего бытия.

И, конечно, возможности устанавливать удовлетворяющие, гармоничные отношения с другим, другими, исходя из своей силы.

Добавить комментарий