Выученная беспомощность — одна из проблем современного человечества.

Каждый человек хоть раз в жизни испытывал состояние, когда не мог выйти из гнетущего переживания («Я никогда не смогу справиться», «Это бесполезно, всё равно ничего хорошего не выйдет»), или не удавалось прекратить неэффективные действия («Знаю, что не нужно так себя вести, но ничего не могу с собой поделать»), или, напротив, инициировать то, что является жизненно важным («Мне лень, не могу себя заставить», «Я слишком молод/стар, устал, болен… для этого» и т.д.). Во всех этих ситуациях действует один и тот же механизм.

Выученной беспомощностью называют пассивное поведение человека, который не может адаптироваться к жизненным трудностям. Это нарушение мотивации в результате пережитого субъектом неконтролируемого события, где результат не зависел от прилагаемых усилий («сколько ни старайся, всё равно без толку»). Синдром выученной беспомощности был впервые описан американскими психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером, проводившими эксперименты на собаках.

Собак сначала подвергали слабым ударам электрического тока, и они никак не могли избежать этого. Затем их помещали в другие клетки, где они уже могли бы прекратить неприятное воздействие, перепрыгнув через невысокое ограждение. Однако собаки оставались в клетке, ложились на пол и скулили от боли. Прежний опыт убедил их, что действия никак не влияют на ход событий и не приводят к желательным результатам.

Впоследствии многочисленные исследования выявили существование этого феномена и у людей.

Основными вариантами поведения при беспомощности являются:

  • псевдоактивность — бессмысленная суетливая деятельность, не ведущая к результатам и не адекватная ситуации;
  • отказ от деятельности — капитуляция, апатия, потеря интереса;
  • ступор — состояние заторможенности, непонимание происходящего;
  • перебор стереотипных действий в попытке найти одно, адекватное ситуации, при постоянном напряжённом контроле результатов;
  • деструктивное поведение — агрессивное поведение, направленное на себя и/или окружающих;
  • смещение на псевдоцель — выполнение другой деятельности, которая даёт достигнуть результата, например, при необходимости писать курсовую возникновение потребности сделать генеральную уборку и т.д.

Эти формы поведения включаются у человека автоматически, без выработки осознанной стратегии поведения, и могут сменять друг друга по мере истощения ресурсов.

Психологи различают беспомощность ситуативную и личностную.

Ситуативная беспомощность — это временная реакция на те или иные не подконтрольные человеку события.

В качестве ситуационных причин беспомощного поведения могут выступать, например, следующие:

  • человек не может разобраться и найти хоть какой-то удовлетворительный выход из создавшегося положения;
  • возникли обстоятельства, которые отвлекают человека от правильного решения проблемы, заводя его в тупик;
  • ситуация непредсказуема и изменчива, в ней оказывается трудно или вообще невозможно принять какое-либо определённое решение.

Одним из условий появления у человека беспомощного поведения также является то, что он исчерпал все способы решения возникшей проблемы, т.е. тот случай, когда человек уже опробовал разные доступные ему способы действий в сложившейся ситуации, но так и не смог решить возникшую проблему.

Ещё одним условием, способствующим беспомощному поведению, является не улучшение, а, напротив, ухудшение ситуации в результате предпринимаемых человеком действий. Тогда он приходит к выводу: лучше ждать и ничего не делать, чем ещё раз и во вред себе пытаться решить возникшую проблему.

Личностная беспомощность — это устойчивая характеристика человека, формирующаяся под влиянием взаимоотношений с окружающими. Личностная беспомощность проявляется в:

  • замкнутости,
  • эмоциональной возбудимости,
  • робости, повышенной тревожности,
  • преобладании мотива избегания неудачи над мотивом достижения успехов,
  • пессимистичности мировосприятия,
  • склонности к чувству вины,
  • более низкой самооценке и низком уровне притязаний,
  • равнодушии, отсутствии желания и стремления найти выход из сложившейся ситуации,
  • пассивности, неуверенности в себе,
  • отсутствии креативности, стереотипном мышлении,
  • несформированности волевых качеств — инициативности, организованности, настойчивости, целеустремлённости и пр.

Наличие выученной беспомощности у человека можно легко определить на основе слов-маркеров в его речи:

  1. «Не могу» (просить о помощи, отказывать, найти друзей, строить нормальные отношения, изменить своё поведение и т.д.).
  2. «Не хочу» (учить трудный предмет, менять образ жизни, решать этот конфликт и т.д.).
  3. «Всегда» (раздражаюсь по пустякам, опаздываю на работу, вечно все теряю и т.д.).
  4. «Никогда» (не могу вовремя подготовиться к встрече, не прошу о помощи, не получается справиться с этой проблемой и т.д.).
  5. «Всё бесполезно» (нечего и пытаться, никогда ни у кого ничего в этой ситуации не получалось, и не такие, как ты, пробовали, но…).
  6. «В нашей семье все такие» (не способны к точным наукам, неудачно вышли замуж и пр.).

За всеми этими словами скрывается отсутствие позитивного опыта, тревога и страх неудачи, неверие в собственные силы и в то, что возможно иное решение ситуации.

Селигман считал, что у детей выученная беспомощность формируется примерно к восьми годам и может остаться на всю жизнь. И во взрослом возрасте такой человек будет предпочитать не браться за дело, ведь «всё равно ничего не получится».

Однако он задался вопросом: можно ли преодолеть выученную беспомощность?

Дальнейшие его эксперименты с собаками развивались в следующем направлении. Селигман начал учить собак покидать клетки, несмотря на сопротивление животных. Через некоторое время собаки стали самостоятельно перепрыгивать через ограждение клеток. Их выученная беспомощность была преодолена.

Выученная беспомощность у зависимых и созависимых

Мартин Селигман указывает на три источника формирования беспомощности:

  1. Опыт переживания неблагоприятных событий, которые нельзя контролировать; при этом приобретённый в одной ситуации отрицательный опыт переносится и на другие, когда возможность контроля существует. К неконтролируемым событиям Селигман относил обиды, наносимые родителями (можно добавить: учителями и воспитателями детских учреждений), смерть любимого человека и животного, серьёзную болезнь, развод родителей или скандалы, потерю работы;
  2. опыт наблюдения беспомощных людей (например, в телевизионных сюжетах о беззащитных жертвах или среди окружающих);
  3. отсутствие самостоятельности в детстве.

Все наверняка помнят себя маленькими, когда хотелось что-то сделать самому. Глядя на наши неуклюжие попытки, взрослые, вместо того чтобы помочь, показать, как надо, недовольно ворчали, пресекали наши самостоятельные действия. Давая по рукам, они отбирали у нас возможность получать удовольствие от сознания чего-то своего. За нас услужливо убирали игрушки, постель, одевали и обували, выполняли любую работу, лишь бы мы не занимали их драгоценное время. И постепенно мы понимали: не стоит напрягаться, чтобы лишний раз услышать, что мы делаем всё не так, как надо.

Психологи обнаружили значимые различия в стилях воспитания родителями детей с личностной беспомощностью и самостоятельных детей.

Эти стили воспитания зачастую неопределённые, неустойчивые или, наоборот, не гибкие, стереотипные и представляют собой разновидности созависимых отношений.

Матери беспомощных детей больше потворствуют им — максимально и некритично удовлетворяют любые потребности ребёнка, превращая его желание в закон. Необходимость этого они объясняют исключительностью ребёнка, желанием дать ему то, чего они были лишены сами, или отсутствием в семье отца.

Матери беспомощных детей часто проявляют гиперопеку — уделяют ребёнку так много времени, сил и внимания, что его воспитание становится самым важным делом в их жизни. Они склонны также к чрезмерным требованиям-запретам (доминированию). А отцы этих детей не устанавливают чётких границ для поведения ребёнка, закрепляют за ним слишком мало обязанностей, не привлекают его к домашним делам. Некоторые из них склонны к жёстким наказаниям и убеждены в том, что строгость полезна детям.

Родитель в этом случае видит в ребёнке те черты, которые не хочет признавать в самом себе, и ведёт борьбу с этими качествами ребёнка, извлекая из этого выгоду для себя — его самооценка остаётся на высоте. Родители демонстрируют уверенность, что ребёнок неисправим, что он по натуре такой. Ребёнок, в свою очередь, может прикладывать усилия к тому, чтобы исправиться, но отец и мать реагируют на любое его поведение одинаково. Таким образом, ребёнок не может ощутить контроль над происходящим, и у него формируется беспомощность.

Отцы беспомощных детей больше поощряют у своих детей сохранение детских качеств (непосредственность, наивность, игривость), они воспринимают их взросление скорее как несчастье. Отношение к ребёнку как к «маленькому» снижает уровень требований к нему. Ребёнок не получает опыта преодоления трудностей, ответственности, активного влияния на ситуацию.

Кроме того, у отцов беспомощных детей бывает поверхностный интерес к делам детей, нежелание общаться с ними.

Состояние выученной беспомощности является причиной возникновения зависимостей, психосоматических заболеваний, депрессий и других нарушений. Являясь одним из пусковых механизмов выученной беспомощности, болезнь закрепляется под воздействием её самой, тем самым «замыкая» этот круг. Например, человек напряжённо ищет решение своей проблемы, а затем после истощения наступает капитуляция, сопровождаемая апатией, депрессией или смещение на псевдоцель, в качестве которой может быть долгое лечение (если данный субъект ипохондрик), уход в эмоционально тяжёлые отношения (если созависимый) или запой (если есть склонность к алкоголизму). Поэтому важно не затягивать обращение к специалисту, если не получается справиться с выученной беспомощностью самостоятельно.

В программах выздоровления разводят понятия беспомощности и бессилия.

Под бессилием обычно понимают установку: «Я не могу это изменить, и это невозможно сделать практически никому». Например, нельзя изменить прошлое, перевоспитать другого человека, сдвинуть голыми руками пятиэтажный дом и т.п.

Беспомощная позиция предполагает, что кто-то другой способен влиять на это. Маленький ребёнок, к примеру, совершенно беспомощен — он сам не может удовлетворить ни одну свою потребность без помощи родителя или человека, его заменяющего. В состоянии беспомощности человек зачастую убеждён: «Я не знаю, как это изменить. Я беспомощен, пока/если мне не помогут».

В этом понимании беспомощность первична: она возникает в момент происшествия. И сначала важно разобраться, есть ли у человека реальная возможность найти выход из тяжёлой ситуации. И если он не может влиять на это событие, изменить что-либо, ему остаётся только признать своё бессилие. Так, бессилие — это результат размышлений и поисков, оно связано с принятием события и освобождает от позиции жертвы.

В известной всем выздоравливающим молитве первая часть — «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить…», скорее всего, предполагает признание человеком бессилия, а вторая — «…и мужество изменить то, что могу» — призывает к преодолению беспомощности.

Добавить комментарий