«Все счастливые семьи похожи друг на друга. Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

Толстой «Анна Каренина».

Возможно утверждать, что дела обстоят с точностью наоборот: все несчастливые семьи несчастливы одинаково. Причиной несчастья является несовпадение детских ожиданий либо одного из членов пары, либо обоих с реальной жизнью.

Все несчастливые семьи несчастливы одинаково, потому что в них партнёры живут детскими страхами и надеждами, проецируя их на другого и даже не пытаясь этого самого другого понять. Часто устойчивые семьи и супруги, которые живут по 20 лет в браке, почти ничего не знают друг о друге. И, возможно, полное бегство от понимания другого, когда каждый живёт своей жизнью, и есть самый частый вариант устойчивых браков?!

Каждый из нас в детстве переживает некоторую форму психической травмы. И во всех несчастливых браках один из партнёров или оба пытаются компенсировать свои детские травмы с помощью супруга. По сути, все эти детские травмы тоже очень похожи друг на друга.

Первый стандартный набор ощущений нашего внутреннего ребёнка — это ощущение того, что другой человек нас подавляет, постоянно вторгается в наше личное пространство, причиняет вред или боль. Да, речь в этом случае идёт о достаточно властных и категоричных родителях, старающихся контролировать каждый шаг ребёнка.

Второй вариант исключает избыточный контроль и является бесконтрольностью. А полная бесконтрольность — это чувство оставленности, заброшенности со стороны близкого человека.

Итак, или ощущение, что другой нас подавляет, или чувство брошенности и оставленности. Конечно, каждая из этих травм проявляется в той или иной степени.

Ребёнок, который вырос в условиях избыточного контроля родителей, естественно, получает некоторое внутреннее ощущение о собственном бессилии перед лицом другого человека. И как же мы можем реагировать на абсолютное и тотальное превосходство своего родителя/партнёра?

Ребёнок может вырабатывать 3 стратегии:

  1. Уклонение — попытка как можно реже подставлять себя под удар тирана. Такие дети вырастают с привычкой ко лжи. Они лгут, не имея особых целей, на всякий случай, чтобы просто не подставить себя под удар. Они уклоняются также от своих обязанностей, ответственностей, откладывая на завтра то, что можно сделать сегодня, вытесняя или забывая свои обещания, придумывая все возможные уловки. Таким образом, они избегают эмоционально-заряженных моментов в отношениях. И, конечно, они будут избегать показывать своё отличие от других — это опасно, проявлять индивидуальность, лучше обмануть, чтобы соответствовать ожиданиям родителей.
  2. Чувствуя себя бессильным, ребёнок устраивает забастовку, т.е. пытается приобрести власть, чтобы не зависеть от окружающих нас людей. Ребёнок пытается научиться контролировать своего родителя для того, чтобы стать сильнее его.
  3. В нём ребёнок учиться уступать, заискивать, ублажать наших родителей в надежде их смягчить, получить одобрение, умерить их власть над нами. Это программа подчинения, попытка во всём уступать воле других людей, соответствовать их желаниям. В конечном счёте, в таком варианте человек перестаёт быть собой как личность, быть отдельной ценностью, индивидуальностью. И в этом случае внутри ребёнка копится так много гнева, против контроля и гнёта, что чаще всего этот гнев будет проявлять себя через соматические заболевания.

В случае заброшенноти и оставленности, как экзистенциальной травмы ребёнка, есть 3 стратегии:

  1. Попытка обесценить себя: «Я виноват в том, что для родителей не представлял никакой ценности», «все мои индивидуальные желания, таланты являются не подходящими и неправильными. Я не имею право на своё мнение и свою собственную жизнь. Я должен быть похож на кого-то другого».
  2. Попытка ребёнка скомпенсировать недостаток внимания от родителей. И всеми силами пытается доказать свою значимость, умность. Такие люди очень часто достигают своих целей и становятся богатыми и знаменитыми, но удовлетворения от своей значимости не получают никакого, поскольку внутри у них постоянно есть чувство, что они не имеют никакого права на любовь. И это «вечно голодная пустота», которая требует корма снова и снова. И сколько любви другой не подарил ему, её всё время будет казаться недостаточно, так как другой (муж/жена) никак не являются матерью или отцом оставленного ребёнка. Поэтому они постоянно меняют партнёров в попытке заполнить эту пустоту и не понимают, что заполнить её можно только собой.
  3. «Мягкая форма власти» — такие люди пытаются насильно вырвать у других любовь и благосклонность, уважение, одобрение. Чаще они пытаются сделаться абсолютно незаменимыми для своего партнёра, играть решающую роль во всех сферах его жизни. Иными словами, превратить партнёра в своего ребёнка. И даже родители, которые утверждают, что они жертвуют собой ради того, чтобы абсолютно во всём обеспечить жизнь своего ребёнка, в действительности посылают ему сигнал — «Ты без меня жить не можешь. Ты полностью нуждаешься во мне и всегда будешь нуждаться». А в действительности это мать нуждается в ребёнке.

А так же и у детей, переживших полный контроль и переживших оставленность, остаётся возможность получения суррогатной любви, любви-подмены. В таком случае дети могут пытаться получить любовь в алкоголе и наркотиках, поддержку в церковной общине или секте, эмоции от непрерывного просмотра сериалов, социальных сетях. Часто мы проецируем свои эмоциональные потребности на вещи, что и зовётся шопингом.

И вот удивительно, что именно в браке и отношениях эти паттерны включаться на полную мощь. Именно в браке мы будем пытаться воспроизводить наши отношения с родителями. Если, конечно, у нас ни хватит воображения, чтобы начат понимать Другого.

Простейшая классификация стратегий, в которой каждый может узнать себя, свою несчастливость в браке. Выход достаточно прост, он состоит в попытке признания инаковости Другого, признания того, что другой — это не ты!

Необходимо понять, какую программу ты потащил с собой из детства. Если мы учимся это понимать, то такая работа способна сделать наши отношения и брак счастливым.

Добавить комментарий