Всё познаётся в сравнении, на контрасте становится более очевидным.

Термин путь родился и вырос как своего рода альтернатива обычной жизни.

Есть обычная жизнь, и есть путь. В чём же разница? В чём контраст?

Можно заметить, что, рождаясь в этот мир, мы попадаем в его течения. Эти течения диктуются в первую очередь взглядами, устремлениями, привычками и шаблонами наших родителей. Они, глядя на нас, чего-то хотят от нас, положения в обществе, внуков, образованности, самостоятельности или зависимости, обеспеченности — много разных вариантов. И, конечно, это влияет на нас, на наш порядок, на наши взгляды и понимания. И далее мы уже смотрим на них, и замечаем для себя, к чему стремятся они сами, и начинаем подражать им. Что тоже оказывает на нас своё влияние, что тоже является течением, в которое мы попадаем.

И далее перед нами открывается целый мир, мы видим других людей, смотрим телевизор или, как сейчас модно, ютуб.

И это всё, весь этот мир, его влияние на нас — формирует все наши взгляды, понимания, привычки, шаблоны.

Течения этого мира, в который мы попадаем, едва только появившись на свет, оно своего рода круговое.

Фактически, человек растёт и развивается до какого-то уровня и далее просто живёт, исходя из этого уровня, вкладывая всё своё внимание и всю свою жизненную энергию в реализацию себя, в русле тех течений, в которые его ввели с детства.

Нас учат, но учат не совсем жизни, нас учат ориентированности, но не в целом, а только в том течении, в которое нас вводят.

Обычная жизнь — это жизнь в рамках этого кругового течения, в которое нас вводят родители, друзья, культура, СМИ.

Что же тогда такое путь?

Путь для человека начинается тогда, когда он начинает осознавать в себе что-то, что не является частью обычного течения. Это что-то, оно, это осознание, и толкает человека к чтению эзотерики и далее к практикам.

По сути, путь — это рост и развитие в себе этого осознания.

Которое сначала не позволяет вписаться полноценно в течения обычного мира. Человек изо всех сил старается быть как все, и внешне он вроде соответствует, но внутренне ярко чувствует, что это не его всё, что всё это как-то странно неправильно. Он не может наслаждаться этим как обычные люди, и это ввергает его в замешательство. На этом этапе человек часто думает, что с ним что-то не так, что он какой-то ненормальный. И правильно думает. С ним действительно что-то не так, в нём есть что-то, что не вписывается в обычный мир. Он действительно не нормален, отличен от других. И осознание этого является первым шагом по пути.

В этом и есть его отличие от обычных людей. Обычные люди искренне живут обычной жизнью в рамках того, чему их научили. Он же уже осознаёт что-то в себе и, реагируя на это, делает первый шаг за дверь, в которую стучится его дух.

Это осознание вспышкой безмолвного знания показывает ему, что он не такой как все, и что у него будет всё иначе.

И он начинает разбираться в этом иначе. Но так, как он привык к течениям внешнего мира. Разбираться он, конечно же, идёт во вне, а не в себя. Он перестаёт слушать это осознание, не ищет ответа в нём, так как к этому не привык, не знает, что так можно.

Он ищет понимание того, что это за осознание во всё тех же течениях внешнего мира. И так он приходит к чтению эзотерики.

Не он первый, не он последний, что кто-то в себе чего от отличного от обычного осознал. Не часто, но всё же бывает, что такое осознание пробуждается у талантливых к разговору людей, и они без особого труда берут да и вербализуют это своё необычное осознание. Описывают свой опыт, описывают свой путь, свои осознания, прозрения, понимания. Описывают иную инерцию.

Можно сказать, что обычная жизнь, имея своё течение, как бы придаёт человеку обычную инерцию. В результате которой он смотрит на мир обычными глазами, тяготеет к обычным желаниям. Но это осознание, то самое, необычное, оно создаёт иную инерцию, которая подталкивает на всё посмотреть иначе, прийти к другим выводам, к другому пониманию, к не вписывающимся в контекст обычного знаниям и совершенно к другим желаниям и устремлениям.

Вот это все, талантливые к разговору путники, умудряются описать словами, вербализовать.

И, конечно, это ярко, ярко контрастно обычному. И сделавший первый шаг, осознавший в себе необычность, начиная читать это, пытаясь в этом разобраться, делает шаг второй. Он начинает осознавать путь другого человека, начинает понимать, что такое путь, что путь существует, что-то необычное осознание в нём, его безмолвный голос, что это не гон.

Третий шаг на пути происходит тогда, когда этого необычного осознания в нём накапливается достаточно много, чтобы он осознал что-то ещё. Случаются прозрения, одним из которых часто бывает осознание того, что путь у каждого свой.

Сделавший третий шаг начинает остро осознавать, что то, что он читал в книгах, это пути других людей. До третьего шага, он считал, что путь — это то, что описано в книге, и как положено заточенному под внешние течения, он пытался этому соответствовать. Ход логики простой, вот родили меня и ввели в мир обычный, блин, что-то не то, я не такой, или мир не такой, хорошо, вот тут пишут, что есть что-то ещё, помимо обычного мира, вероятно, это то, что мне нужно, нужное течение, нужный контекст, наконец-то я нашёл свою нишу для жизни, буду таким, как написано в книге, ну или как рассказывает мне какой-нибудь гуру учитель.

После третьего шага путник видит, что и этот, даже самый грамотно описанный путь — что-то не то.

Что самые универсальные методики, практики, идеи, знания — не универсальны.

Они все что-то не то. Не с точки зрения недоописанности. А с точки зрения соответствия с этим его внутренним необычным осознанием, из-за которого он и вышел в путь. С этой точки зрения, универсального ничего нет. Универсальность той или иной методики, практики, идеологии, знания — не прямая.

Эта универсальность, она не рецепт для приготовления супа. Где, если сказано, что надо сначала довести воду до кипения, потом в неё по строго определённой очереди нужно опустить все ингредиенты, и в конце будет строго определённый результат — суп.

Эта универсальность подобна поляне, на который каждый находит что-то своё, выражение своего необычного осознания.

И это выражение всегда разное, индивидуальное, уникальное. Что всегда приводит к изменению рецепта, изначальной, описанной последовательности. Совершая третий шаг, путник начинает черпать знания, стимул к действию, стремления, взгляды, понимания — уже не извне, не из книг, не со слов других, а изнутри, из этого самого необычного осознания, которое и привело его на путь.

И, осознавая в себе это, он совсем иначе подходит к тому, что кто-то пишет, исповедует, проповедует или даже практикует — он начинает в этом находить своё, часто совсем не то, что вкладывал в свои слова тот, кого он услышал или прочитал. И когда он это своё начинает во всём искать сознательно, он делает четвёртый шаг. С тех пор любая практика для него открытая книга. Куда бы он не посмотрел, он видит путь, видит знания, прозрения, осознания, возможности для роста. И здесь, на этом четвёртом шаге, если он талантлив в плане разговора, он начинает проповедовать свой путь другим людям. Искренне веря в то, что путь — это то, что видит он, что это его видение — универсально, подходит к каждому. Что каждый, кто не делает так, как он, не видит то, что видит он, не думает так, как думает он, — не находится на пути. Что его всенепременно нужно спасти от лап обычной жизни и привести к тому широкому и осознанному чему-то, к чему пришёл он сам. В процессе этих, как правило, бесплотных попыток вставить скелет в медузу сделавший четвёртый шаг всё глубже и глубже вгрызается в это самое необычное осознание, которым он владеет, которым он уже способен сознательно манипулировать, он вгрызается в него, заходит в него с разных сторон, стремясь как можно глубже его осознать, как можно чётче сформировать в слова и описать другим, тем, кто готов его слушать.

Но осознание растёт, и путник делает пятый шаг на пути, осознав, что путь у каждого свой. Что все его прозрения, осознания, все его находки — что всё это валюта его мира, что всё это полноценно работает только у него самого. Что для других всё по-другому.

И что самое шокирующее, что его путь, его находки — другим людям на самом деле не нужны.

Путь у каждого свой, но не в том плане, что все идут по пути. Есть люди живущие обычной жизнью. В рамках тех течений, инерцию которых им придали извне. И есть путники, те, кто начал слышать в себе, в глубинах своего существа что-то ещё и пошёл путём осознания этого в себе. Путь у каждого свой в том плане, что каждый выражает это необычное осознание по-своему, уникально, индивидуально. И следующий шаг на пути, шестой, человек делает, когда, осознавая это, он начинает видеть пути других людей.

Он уже не ослеплён своими находками, он видит дух, он видит проявления силы, того самого необычного осознания в человеке и видит то, что оно, это осознание, стремится этому человеку открыть, показать, как следующую ступеньку пути, как следующий уровень роста этого самого необычного осознания.

Когда он видит это в другом человеке, он стремится показать это ему, но не сам, скорее, это самое необычное осознание использует его, чтобы раскрыться этому человеку. Инициатива к такого рода вещам, он исходит уже не из важности пути, не из чувства правильности своих взглядов, а из этого самого осознания. И чем более спокоен, чист и открыт человек, тем чище и без искажений он может донести до тебя то, что стремится донести до тебя то самое, необычное осознание.

На этом шаге, на этом отрезке пути ты активно сталкиваешься с тем, что для других всё иначе, и ты с позиции этого иначе, иной раз противореча своим знаниям, пониманиям, находкам, прозрениям, начинаешь говорить, искренне веря в свои слова. За ними ведь тоже стоит сила, за ними тоже дух, необычное осознание — вот только уже не твоё, а другого человека. Что позволяет тебе гораздо глубже понять свой собственный путь и многое из того, что ты нашёл, увидеть с необычной, недоступной ранее стороны. Что, конечно, добавляет немало нового объёма всему тому, что ты осознавал ранее, что, конечно же, увеличивает в разы то самое необычное осознание, которого раньше хватало лишь на то, чтобы, наконец-то, понять, что ты не такой, как все.

Что такое путь?

Путь — это рост и развитие в себе необычного осознания. Того, что не вписывается в течения обычной жизни.

Перестаёт ли человек жить обычной жизнью, выйдя в путь?

И да, и нет.

Выход в путь — не повод уединится, изменить работу и образ жизни. Хотя, конечно, такое встречается не редко. Но это не сознательно должно быть выбрано, скорее, это должно быть предложено, должно прийти из этого самого необычного осознания.

Выход в путь — это в первую очередь развитие в себе, нового подхода к жизни, нового взгляда на всё.

Изменение старого не отказом от него, а новым на него взглядом. Полученным за счёт роста и развития этого самого необычного осознания.

Является ли моё описание пути универсальным и правильным для всех? Нет, конечно. Каждому к такому нужно прийти самому. Мои слова не заменят роста вашего необычного осознания.

Но могут помочь, разобраться в нём, в том, что вы уже необычно осознаёте в себе.

И раз вы дочитали эти строки до конца, можно с большой вероятностью предположить, что это необычное осознание в вас есть.

Туда я и хотел указать этой небольшой статьёй. Мои слова — не правда и не истина, хотя, конечно, за ними есть и опыт, и сила, и знание. Они лишь жест по направлению к этому самому необычному осознанию.

Что вы увидите там, что найдёте, конечно, не то же, что и я, хотя, возможно, и похожее.

Но это будет уже другая история, ваша, не моя история.

Удачи на пути!

Добавить комментарий