Бичом нашего времени является психогенная депрессия, которая составляет до девяноста процентов случаев всех депрессивных расстройств. Многие из тех, кто находится в депрессии ищет помощи у психолога. Вот, что написала в отзыве одна из моих пациенток: «Когда я пришла в терапию, я чувствовала себя очень плохо, была несчастная, была в депрессии. Мир был серым, пустым, и внутри меня была бесконечная пустота. В личной жизни была такая же пустота, как внутри. У меня был какой-то постоянный фоновый тремор, волнительность, постоянный контроль всего и всех вокруг».

Давайте поближе познакомимся с депрессией. Уже Гиппократ описывал депрессию, назвав её меланхолией, как серьёзное заболевание. Он считал причиной этого заболевания разлитие чёрной желчи в организме, которая разъедает душу, мысли и тело. Душа страдает до боли, ничего не хочется, даже разговаривать. Мысли упаднические. На тело наваливаются болезни, а врачи не могут поставить диагноз.

Современная медицина считает причиной депрессии низкий уровень серотонина и корректирует его при помощи таблеток. Но после их отмены депрессия возвращается. Почему это происходит?

Депрессия приходит не просто так. Она гонец, посланный душой, которого необходимо выслушать. Недаром К. Юнг говорил: «Депрессия подобна даме в чёрном. Если она пришла, не гони её прочь, а пригласи к столу, как гостью, и послушай то, о чём она намерена сказать, и тогда у тебя есть шанс расстаться с ней».

Что же она намерена нам сказать? Чтобы понять это, давайте заглянем во внутренний мир депрессивного пациента. Всему, что можно обнаружить в человеческой психике, мы обязаны межличностным отношениям. Понимание внутреннего мира депрессивного человека вытекает из качества межличностных отношений в его детстве и текущей жизни. Их детство характеризуются тяжёлыми психологическими травмами. Травма — это ужасный опыт встречи с жестоким и бесчеловечным окружением, который приводит к глубоким и мучительным переживаниям. Именно они вызывают непрерывные душевные страдания. При этом надо отметить, что человек может совершенно не помнить события, приведшие к травме, но она будет влиять на его психику долгие и долгие годы. Травма, подобно чужеродному телу, внутри функционирующей психики вызывает тревогу, страх, панику. Чтоб их уменьшить, срабатывает механизм психологической защиты — диссоциация (отделение). Это позволяет отключится от этих негативных эмоций.

В каком возрасте происходит психическая травма, чтобы она проявилась во взрослом возрасте. З. Фрейд изучал травмы и пришёл к заключению: «Все травмы, проявляющиеся во взрослом возрасте, происходят в раннем детстве, до пятилетнего возраста». Фрейд дал формулу для описания развития невротических состояний: ранняя травма — защита — латентность — наступление невротического заболевания.

Когда взрослый человек повторно сталкивается с болезненной истиной или жестокостью окружения, тогда травматическая память повторно возникает в сознании, и психика защищается. Психологическая защита — это бессознательный психический процесс, направленный на уменьшение негативных и болезненных переживаний. Это позволяет отделиться (диссоциироваться) от негативных чувств — отключиться от страдания, страха, паники. Отделение проявится в виде депрессии — отсутствия всяких эмоций, в том числе и ощущения страха и даже ужаса, возникающих от всплывающей детской травмы. Иначе говоря, человек находит спасение в депрессивном состоянии, избегая новых бурных разрушительных переживаний.

Получается, что в основе взрослой депрессии лежит диссоциированное эмоциональное состояние, последствие ранних детских психологических травм. Это даёт возможность новых стратегий для терапевтической работы.

В основе психотерапевтической работы с депрессией лежит работа с ранними детскими психологическими травмами. Проработать эти травмы можно только технологиями глубинной психологии — архетипической психотерапией с использованием методов активного воображения. Подобно абсцессному процессу, благодаря которому заноза удаляется из ранки, воображение пережившего психическую травму человека разрабатывает и перерабатывает свои образные метафоры до тех пор, пока события, «застрявшее, как заноза», не сможет быть рассмотрено как более доброкачественное. Постепенная эволюция символических метафор является единственным способом исцеления тяжёлой психической травмы. В основе работы с упомянутой в начале пациенткой лежала именно эта технология. Вот что она написала в своём отзыве: «Сейчас, спустя годы серьёзной работы я могу сказать, что эта программа, эта терапия, этот анализ — это лучшее, что я могла сделать для себя. В самом начале занятий я много думала о том, стоит ли тратить на это деньги. Но я постоянно видела результаты. Сейчас я вступила в новый этап моей жизни, жизни взрослой и самостоятельной, и это очень интересно!».

Добавить комментарий