Игроки сидели напротив друг друга, немного вполоборота, чтобы показать свою расслабленность и уверенность.

Правый нервничал. Это была уже не первая игра. Выиграл он только один раз. Но то, во что это вылилось потом, вынуждало его не вспоминать об этом выигрыше. Об этой партии они договорились заранее, и оба явились подготовленные. По крайней мере, они так считали. Они так считали каждый раз. Особенно Правый. Хотя сегодня он явно нервничал.

 — Ну, кто начинает? — спросил Левый с нескрываемой самодовольной ухмылкой.

 — Можешь ты, — расщедрился Правый.

 — С удовольствием, — у Левого даже дёрнулся глаз от неожиданности. — Итак, прошлый раз мы остановились на том, что это новое животное на моей, прости, нашей планете, получило немного разума.

Левый не мог скрыть ехидной улыбки.

Правый стиснул зубы и нехотя кивнул.

— Да.

 — И они взяли в руки палку, — беспощадно продолжал Левый. — Я дарю им прямохождение. Так легче орудовать палкой. Да и можно доставать плоды с деревьев.

 — В чём подвох? — Правый растерялся.

 — Ну как, их позвоночник теперь нагружен сверхмеры. — О том, что палка со временем будет средством убийства и трансформируется в огнестрельное оружие, он промолчал.

 — Тогда я наделяю их хорошим зрением и координацией.

 — Эй-эй, это уже две карты, — возмутился Левый.

 — Хрупкость организма к травмам. — Левый достал свою карту.

 — Инстинкт самосохранения! — Громко выпалил Правый.

Игра набирала обороты. Весь космический вечер они потратили на физические характеристики объекта. В итоге он стал обладателем цветного зрения, никчёмного обоняния, тонкой моторикой, дурацким позвоночником и хрупкой шеей, и пр. В итоге победил Правый. Его козырем, перекрывшим все классные ловушки Левого, стал мозг. Правому пришлось достать из своих кладовых эту

несомненную ценность, и он выиграл тот раунд. Уникальность это органа, который Правый так необдуманно решил отдать этой обезьяне (так существо называл Левый), была наивысшей.

Сделанный по подобию устройства самой Вселенной, этот механизм обладал свойством развиваться и менять свои характеристики, что делало его чрезвычайно адаптивным. Было понятно, что Правый готов ради своего создания на многое. И только ночью, в одиночестве, ворочаясь на своём ложе, до Левого дошёл весь смысл этого проигрыша. От радости он вскочил и закричал свой победный клич. На Земле прогремели грозы. Он вспомнил закон: у палки всегда два конца. Ему живо представилась картина, куда этот мозг может привести, если снабдить это существо парочкой качеств, которые он сумеет незаметно подсунуть в виде мелкой карты в следующем раунде. В карман широкого одеяния легли карта с внутренними опиатами, вызывающих удовольствие и системой их управления в мозге. Другая с расположением мозга в самой уязвимой части объекта, в голове. Они не оговорили прошлый раз его размещение, но он догадывался, что правый захочет разместить его в позвоночном столбе.

А голова изменит весь дальнейший расклад. Уж он-то знал толк в удовольствиях. А вся эта система выработки эндорфинов и её расположение в центральном органе управления всем организмом была бомбой замедленного действия. Левый потирал руки, понимая, что Правый с его системой убеждений и аскетизмом не скоро догадается об истинной сути своего выигрыша.

 — Способность к самоотречённой любви.

Правый погладил себя по животу.

 — Потребность быть любимым.

Левый сказал это без эмоций, но внимательно наблюдал за реакцией соперника. Он видел, что Правый не понял сразу всех последствий этого качества, и взял паузу.

 — Чего замер?

Левый умел сделать наивный вид, но сейчас он немного перестарался.

 — Ах ты, блин, и как я не догадался? — Правый был расстроен. Эта карта ставила под удар все его старания наделить своё творение хоть какой-то независимостью и способностью к самостоятельному развитию. — Сейчас, мне надо подумать.

 — Думай, кто же тебе мешает. — Левый ликовал уже открыто.

Такой козырь позволил ему отбросить противника далеко назад. Теперь вся это мелочь, типа независимое мышление, развитие способностей, возможность путешествовать и прочее, становилось уделом меньшинства, очень продвинутых или психически больных.

 — Способность контролировать свои чувства. — Выдохнул Правый.

 — Ладно, тогда вот у меня тут есть связь секса и любви.

 — Платоническая любовь.

 — Альтруизм.

 — Зависть.

 — Потребность в вере.

 — Потребность в безопасности. Посмотрим, что тут твоя вера сможет. — Разошёлся Левый.

 — Стремление к красоте.

 — Искусство.

…Игроки увлеклись не на шутку. Правый защищал своё творенье, а Левый был одержим завистью и поэтому хотел это творенье разрушить, хотя оно ему уже начинало нравиться.

 — Материнский инстинкт. — Правый доставал свои козыри.

 — Формирование основы личности в первые годы жизни.

Левый потирал руки-крылья.

 — Способность принимать решения с первых дней жизни, — ответил Правый.

 — Зависимость от матери отношения к миру и к себе.

 — Свобода отношений от кровного родства…

Игра продолжалась пятые вселенские сутки. Уже были разыграны почти все карты после того, как Левый разделил существо на два пола. Открылось огромное поле для игры. Теперь существа было два, и они очень отличались друг от друга. Левый выбрал для большинства воздействий женскую особь как наиболее гибкую и лабильную. Её было легче перестраивать и внедрять всё больше разных свойств. И когда он уже считал себя победителем, наделив обоих существ душой, которая была женской по своей природе, а значит, и управлять мужской особью он теперь мог через женщину, Правый вдохнул в существо Дух. Это сделало существо практически непобедимым. Дух был частью Правого, его подобием, которая была из основ мироздания. Существо теперь догадывалось о своём происхождении, и это наделяло его особой силой. Левый не хотел сдаваться и взял перерыв, кинув на стол ответную карту с животными инстинктами. Карта была из козырных, очень сильная, но Дух не перебивала.

И Левый это понимал. После того, как два существа стали нуждаться друг в друге для продолжения рода (Левый отыграл биологическое старение), игра вернула свой азарт.

 — Тесные родовые связи. Сила рода, — кинул карту Правый.

 — Дети будут отвечать за грехи родителей, — ответил Левый.

 — Только 7 поколений, — попытался отыграться Правый.

 — Национальности и народности, объединения по биологическим признакам. — Левый отыгрывал утраченные позиции.

 — Патриотизм.

 — Национализм…

… — Вера в Бога!

 — Религии.

 — Свобода выбора.

 — Стремление к свободе.

…Никто из игроков не предполагал, что игра затянется. Что существо, получив такие ясные, как казалось игрокам, качества, так сможет их трансформировать. Игроки перестали награждать существо качествами. Теперь они делали ставки на то, куда повернётся история этого существа, которое они вместе когда-то назвали Человеком. Правый проигрывал…

Добавить комментарий