Вы думаете, что инцест — это редкое явление? О нём просто не принято говорить. Тему инцеста редко поднимают даже в индивидуальной терапии, боясь всколыхнуть глубоко спрятанную боль. Воспоминания могут быть даже стёрты из памяти. «Я ничего не помню из своего детства», — очень часто эти слова косвенно сообщают о вытесненном из сознания инцесте. Однако недоступная для сознания информация никуда не исчезает, она незаметно отравляет жизнь своему владельцу, проявляясь в фобиях, панических атаках, невозможности построить отношения и других симптомах. Как правило, вытесненные события «всплывают» неожиданно, когда возникает доверие к психологу. И в нашей терапии с Ульяной наступил момент, когда она смогла заговорить об инцесте с отцом. Сразу стала очевидна причина её страхов и глобального недоверия по отношению к мужчинам. На консультацию Ульяна принесла рисунок, выполненный дома на большом листе ватмана. Она назвала свой рисунок «Ужас инцеста».

— Сама не знаю, что я тут нарисовала. Просто разрешила руке выводить всё, что хотелось. Рисовала и ревела…

Предлагаю Уле побыть в роли каждого элемента рисунка. Девушка выбирает начать с рисунка дома.

— Дом, в котором я жила с рождения. Всё кровавое, меня не хотели. Отчий дом, где разрешено насилие. Со стороны нормальный дом, а внутри ужас. Стены делают крики неслышными. А это рисунок лопнувшего яичника. Яичник лопнул, потому что женщина не хотела детей. Это моя мама, у неё было много — много выкидышей. Я случайно узнала, что она тоже переживала сексуальное насилие со стороны своего отца. Яйцеклетки вылетают, потому что есть страх, а вдруг ребёнок от её отца. Когда вышла замуж, выкидыши продолжались, как очищение, жертвоприношение. Наконец, мама родила меня, роды были очень тяжёлыми. Вероятно, она родила, потому что боялась вернуться в родительский дом, туда, где был разрешён инцест. Её мать делала вид, что ничего не замечает, она думала: «Подумаешь, лишь бы выжить». В своей семье она тоже переживала уже подобную историю…

Педофил, как червь, который стремится заглотить яйца, чтобы поднять собственную значимость. Червяк караулит, чтобы заползти в гнездо и съесть яйца — чужую жизнь. Страшно вылупляться из яйца и вылезать из гнезда. У мужчины-червяка нет понимания того, что он человек, у него нет поддержки от своих родителей и нет собственной отцовской ответственности за своих детей. Чёрная линия посередине рисунка — секрет. Наклонные полоски, идущие от чёрной линии — это память о девочках, переживших инцест. Это столб, подгнившее родовое дерево, которое разделяет мужчин и женщин и несёт посыл, адресованный женщинам: «С мужчинами быть нельзя, потому что они насильники, педофилы, звери, маньяки». Дохлая сгнившая рыба в целофановом пакете, от которой остался один скелет — позор, от которого можно сгнить. Что бы не случилось, нужно молчать, как рыба, потому что жертвам насилия стыдно и страшно говорить. Я боялась сказать правду, боялась не только за себя, но и за родителей. Я знала, что если скажу матери, она сделает вид, что не верит мне. Если я расскажу кому-то вне семьи, обнародую правду, отец убьёт себя, потому что невозможно пережить всеобщее осуждение, с виной и стыдом жить невозможно… Так случилось с отцом моей одноклассницы. Когда её мама, работающая в больнице, уходила на ночное дежурство, отец принуждал к занятию сексом одну из своих двоих дочерей. Однажды «свободная» девочка выскользнула из дома и позвала на помощь дядю — брата матери, он неожиданно забежал в дом и застал отца прямо на месте преступления. Отца посадили. А на следующий день стало известно, что он повесился в тюрьме. С виной и стыдом жить невозможно…

— На ком лежит ответственность за инцест? На девочке или её отце, который является взрослым мужчиной?

— Я понимаю, что ответственность принадлежит отцу, но он не берёт её.

— Даже если не берёт, всё равно ответственность принадлежит взрослому человеку, а не ребёнку. Взрослый человек отвечает за каждый свой поступок. Если этот взрослый, в выборе между стыдом и смертью, предпочитает лишить себя жизни — это проявление его ответственности, его выбор.

— Я слышу вас, я согласна с тем, что ответственность за происшедшее принадлежит взрослым — моим родителям. Отцу, который не смог управлять своими инстинктами, и маме, которая потворствовала этому. Я хочу разорвать рисунок, для меня это освобождение от ответственности за то, что происходило со мной в моей семье.

Разрывает рисунок на мелкие кусочки.

— Сейчас ты взрослая и сама несёшь ответственность за свою жизнь. В случае необходимости ты можешь сказать: «Нет», можешь попросить о помощи.

— Когда я понимаю это, с меня как будто падает огромный груз, становится даже дышать легче. Ребёнок ожидает от родителя сопереживания и защиты. Но не каждый родитель способен пожалеть и защитить. В семьях с инцестом родители только с виду взрослые, внутри они остаются травмированными детьми. Выросло только их тело. Эти дети уже в раннем возрасте получили установку, что их чувства, желания, да и они сами ничего не значат. Если хочешь выжить, молчи и делай то, что необходимо родителям. Вот и переходит эта установка из поколения в поколение. Выросший травмированный ребёнок относится к своему дитя подобно тому, как относились к нему в детстве. В терапии человек, переживший травму инцеста, учится по-новому воспринимать себя. В процессе сложной и продолжительной работы меняется его поведение, отношение к окружающим, а значит, и качество собственной жизни.

Добавить комментарий