Нередко слышу от клиентов и даже коллег, что хочется найти терапевта со схожим опытом. Мол, «а иначе, о чём с ним (с ней) говорить, он(а) же меня не поймёт».

Такой подход при выборе друзей хорошо работает. А при выборе психолога или психотерапевта — не очень, и есть свои подводные камни.

Я склонна думать, что терапевту не нужно иметь схожий опыт, чтобы понять. Ему нужно умение понимать. В частности, умение понимать переживания другого, то есть эмпатия. Да, иногда свой опыт может помочь понять какое-то нюансы переживаний другого, однако эмпатия может справиться с этим ничуть не хуже, а часто и лучше. К тому же, она тренируема, и спектр того, что я могу понять, соответственно, тоже расширяется.

А от схожего личного опыта как раз хорошо бы абстрагироваться. Потому как схожий опыт чаще мешает, чем помогает: «фонит», отвлекает, норовит увести мысли «в своё» (особенно если тема всё ещё болезненна и актуальна) и подсовывает соблазн подсказать что-то «из личного опыта». А что подходит одному, не факт, что подойдёт другому. И в итоге мы слышим истории о терапевтах и психологах, к которым «я пришёл(-ла), а он(а) мне начал(а) впаривать своё».

И вот, чтобы не «впаривать своё», проще этого «своего» не иметь. А если свой схожий опыт всё-таки есть и уже бьёт копытом, и желание поделиться им велико, то лучше отложить его до терапии или супервизии — сконтейнировать, как говорят помогающие практики. При этом терапевт затрачивает некоторое внимание и усилия на это контейнирование, для чего вынимает часть своего внимания из контакта с клиентом. Вам это надо?

По себе замечаю, что мне гораздо проще работать, когда у меня нет точно такого же или сходного опыта. И терапевты, к которым я обращалась в разные периоды своей жизни, тоже схожего опыта не имели. Скорее, наоборот, в тех областях, где у меня тонко и трудно, у них — всё хорошо. Я знаю, что они не провалятся в своё (а также не начнут мне своё впаривать), я чувствую их устойчивость и могу на них опереться. Тогда мы продвигаемся.

И ещё кое-что. Профессию психотерапевта редко выбирают люди без своего непростого опыта. И ещё реже остаются в ней работать годами. Гораздо чаще психотерапевтами становятся и остаются как раз те люди, которые в своей жизни пережили тот или иной болезненный опыт. И справились с ним. А значит, у них уже есть опыт переживать трудности и справляться с ними. В том числе с помощью психотерапии. И этого достаточно.

Мне очень нравится, как это показал Карл Роджерс, пионер гуманистической психотерапии:

«Перед началом каждой сессии я останавливаюсь на короткое мгновение, чтобы вспомнить, что я тоже — человек. Нет ничего, что может произойти с человеком, чего я, будучи тоже человеком, не смогу с ним разделить; нет такого страха, который я не смогу понять; нет страдания, к которому я могу остаться бесчувственным — это заложено в моей человеческой природе. Как бы ни была глубока травма этого человека — этого передо мной не надо стыдиться. Я тоже беззащитен перед лицом травмы. И поэтому меня достаточно. Что бы ни пережил этот человек — ему не обязательно оставаться с этим наедине. И с этого начинается исцеление«.

Добавить комментарий