Внутренний покой… Способность оставаться безмятежным вне зависимости от внешних обстоятельств… Кто прикасался к этому состоянию, знает, насколько оно ценно.

Иногда кажется, что настоящее спокойствие в условиях вечной гонки современного мира не достижимо… Когда видишь, что суетностью заражены почти всё вокруг — беспокойные дети, истеричные женщины, трусливые мужчины, испуганные старики… хочется убежать от всего этого безумия, исчезнуть из социума на несколько дней или хотя бы часов…

Однажды, во время путешествия по Индонезии, мы с мужем видели в горах маленькую хижину на сваях, на двери которой было мелом написано «My Himalaya». Её хозяин по имени Джохан приходил в эту хижину, когда уставал от всех. Он отключал телефон, несколько дней жил в тишине, а потом возвращался к обычной жизни… У нас с мужем тоже есть своя Гималайя — участок в тайге, который мы обрабатываем уже лет 8. Для нас — это самое уютное и спокойное место на Земле. У нас есть, куда убежать от безумия социального мира… А у большинства людей таких мест нет. Но покой доступен каждому.

Сергей Рубцов больше полувека занимается различными практиками, из них почти 40 — восточными, и 35 — непосредственно Тай-Цзи. В настоящем Тай-Цзи он нашёл ключ к внутреннему покою, который в 2014 году привёл к полной остановке внутреннего диалога. В мае 2020 я прилетела в Санкт-Петербург на его трёхдневный семинар и осталась на 2 недели… В оазисе Тишины, который окружает Сергея, я поняла, что его Знание — бесценное сокровище. Это Знание должно жить, должно передаваться из поколения в поколение.

Искусству Тишины нужно учить, оно делает людей спокойными, красивыми, мудрыми и сильными.

Сергей научил меня нескольким практикам перехода в состояние, в котором нет мыслительного процесса. Есть только чуткое присутствие… Парящая безмятежность…

Я хочу рассказать о своей любимой практике, которая «пошла» у меня с первой попытки.

Беру алюминиевую баночку из-под газировки. Кладу её на стол так, чтобы она могла кататься от меня или ко мне. Кладу на неё, едва касаясь, три пальца правой руки. Воображаю, что баночка прилипла к столу, и я не могу сдвинуть её с места. Нужно всё, что у меня есть, сконцентрировать на этой «потяжелевшей баночке». Баночка должна оставаться неподвижной, сопротивляясь моим попыткам сдвинуть её с места. У упражнения есть модификации: можно дать баночке волю двигаться туда, куда она хочет, а можно задавать направление движения баночки, но катиться она должна сама, «утягивая» мои пальцы за собой. Мне проще всего «приклеивать» баночку к столу. Я действительно очень быстро успокаиваюсь после этого упражнения. Писала как-то программу, а она не запускается. Не могу найти ошибку, расстраиваюсь, беру баночку, успокаиваюсь, нахожу ошибку. Важный момент — не отвлекаться от баночки. Занимаясь ею, нельзя думать. Появились мысли — значит, баночка обделена вниманием. Ещё один важный момент. Спокойствие наступает из-за перехода моего внимания из физического тела в тело воли. Сергей Рубцов говорит, что знание тела воли, или астрального тела (той штуки, посредством которой дерутся мастера бесконтактного боя), доступно не всем, а кому доступно, не могут им пользоваться, пока к ним не прикоснётся человек, умеющий работать с телом воли. Нужно «посвящение». Не ритуал, а просто прикосновение. Его можно получить и даже не заметить этого… Тренер по боевым искусствам, у которого я училась в студенчестве — Юрий Илларионович, тоже умел работать с телом воли, и, гипотетически, именно от него мне и досталось моё «посвящение». Но Ларионыч учил меня драться, а Сергей Рубцов учит успокаиваться. Одним инструментом можно достичь многих целей. Рубцов говорит: «Знание астрального тела открывает дорогу к свободе и к реализации всех планов. Даже социальных. Но к свободе — это самое главное».

Добавить комментарий