О конфликте отцов-основателей психоанализа говорится много. О нЁм снят вполне удобоваримый фильм «Опасный метод». Отношения Фрейда, Юнга и Сабины Шпильрейн вошли не только в учебники по истории психологии, но и в кодексы этики психологов как пример недопустимых отношений между специалистами и клиентами.

В этой небольшой заметке я не буду рассказывать о причинах разлада. Вместо этого приведу их последние письма друг другу, где они обоюдно поставили точку в своих отношениях. Сразу скажу, что это начало [не]большого цикла статей о … психологии осознанности. Осознанность, она же майндфулнесс, имеет корни в юнгианском анализе, равно как и первые опыты медитации опробованы в этом направлении. Один из пионеров целого движения — Карл Густав Юнг.

Да, разорвав всякое сотрудничество с Фрейдом, Юнг, будучи терзаем научными и личными поисками, открыл для себя восточные учения. Точнее, философию дзен. Он считается первым, кто обнаружил потенциал и возможности философии для психотерапии. Остаётся только догадываться, как могло быть иначе. Но пока обо всём по порядку. Для начала нам необходимо перенестись в январь 1913 года.

Это время коренного перелома в судьбах Карла Юнга и Зигмунда Фрейда. Первый по полной программе расплачивается за связь с Сабиной Шпильрейн. Второй завершает и доводит до ума «Тотем и табу», будучи атакуем критикой со всех сторон. Главным образом со стороны ближайшего ученика Карла Густава Юнга.

В декабре 1912 года Юнг отправляет письмо, критикуя уже не сколько метод учителя, а его подход к ведению дел.

«Разрешите обратить Ваше внимание на то, что Ваш метод обращаться с учениками как с пациентами является ошибочным. Таким образом, он производит на свет наглых баловней и раболепных сыновей. Между тем, Вы сами остаётесь наверху в качестве отца. В сплошной покорности никто не смеет дёрнуть пророка за бороду». К. Юнг.

Уже в новом году, 2 января 1913, Фрейд пишет ответное письмо. Первое письмо Фрейд не отправит, адресат получит второй вариант.

«Ваша гипотеза, будто я обращаюсь со своими учениками как с пациентами, легко подвергается опровержению. Впрочем, на Ваше письмо нельзя ответить. Оно создаёт ситуацию, которая и в устной форме была бы обременена сложностями, а в письменной — и вовсе оказывается неразрешимой. Между нами, аналитиками, условлено, что никому нет нужды стыдиться собственного невроза. Ежели кто при ненормальном поведении не перестанет кричать, что он здоров, тот даёт повод усомниться в умении распознать болезнь. Итак, я предлагаю нам с Вами прекратить наши частные отношения. Я при этом ничего не теряю, ибо меня с Вами, по счастью, давным-давно связует лишь тонкая нить испытанных разочарований». З. Фрейд.

Ответ от Юнга написан 6 января:

«Я последую Вашему желанию прекратить наши частные отношения. Впрочем, кому как не Вам лучше знать, что означает для Вас этот момент. Остальное — молчание».

Для пущей убедительности последние слова Юнг напечатает на машинке. Письмо отправлено, пусть даже ещё не прочитано, но какая разница, раскол уже состоялся. В дальнейшем они друг с другом и словом не перекинутся, упоминая друг друга только в критике.

Фрейд продолжает развивать метод психоанализа в консервативном направлении. Юнг чистит всё, чтобы не было и малейшего напоминания о былом сотрудничестве. Не только к фрейдизму, но и сопричастным к разладу.

В следующем посте из цикла: последствия данного разрыва и его влияние на психоанализ и вообще психологию.

Так же рекомендую к просмотру фильм «Опасный метод». В нём рассказывается о событиях до переписки и её причинах. Некоторые из персонажей фильма — те самые сопричастные. Кому-то уделяется больше внимания (например, Отто Гроссу), кто-то упоминается вскользь (это Шандор Ференци). Конечно, минусов у фильма достаточно, но посмотреть можно.

Добавить комментарий