— Вы понимаете, мне никак не удаётся найти своего человека… — передо мной сидела молодая женщина и крутила в длинных пальцах ремень от сумочки.

Поиск «своего» человека, любимого, с которым будешь готов связать жизнь — это одно из самых частых желаний. Человек заканчивает институт, со страстными, но краткими романами, строит карьеру, обитая в довольно узком кругу коллег, и постепенно начинает понимать, что столкнулся с серьёзной проблемой. Хороших, надёжных людей вокруг не мало, а вот так, чтобы был именно «свой» — не получается.

И тут первое, что предстоит понять, а что стоит за этим «свой», какое чувство, какое ваше желание, которое человек захочет с вами разделить.

— Скажите, а были ли у вас в детстве какие-то желания, которые так и не удалось исполнить? — задаю я вопрос, который может показаться отвлечённым. Однако именно c мечтой, которая была заблокирована, подавлена в детстве, связано самое сокровенное желание. И человек, который мечтает о том же, и будет тем самым. «Своим».

— Вы знаете, я ничего такого не могу вспомнить. Родители очень любили меня и всегда покупали игрушки и книжки, которые я просила, — она посмотрела на меня чуть печально, как будто не смогла открыться себе самой.

Но ответить на такой вопрос действительно сложно. Чаще всего это нечто, что не поощрялось мамой и папой. Ведь у каждых родителей своё представление о воспитанным ребёнке, которым можно гордиться. И детское желание в этот образ может совсем не вписываться. Ребёнок принимает решение отказаться от него ради того, чтобы сохранить любовь родителей. Желание становится тайным, чувства радости и восторга, с ним связанные, также блокируются, скрытым за страхами перед родительским гневом.

Для того чтобы до него добраться, нужно услышать себя и быть готовым встретиться со своими детскими страхами. Я предлагаю использовать медитации отключения внутреннего мысленного диалога, за которыми чаще всего и прячется «шёпот души».

— Устройтесь поудобней и постарайтесь максимально расслабиться, — я размещаю перед клиенткой белый лист бумаги с чёрной точкой посередине и прошу максимально сконцентрироваться на ней. В таком состоянии человек входит в лёгкий транс, в котором постепенно все мысли отходят на задний план. И тогда можно услышать, что находится в самой глубине. Стоит только задать вопрос.

— Что вам хотелось больше всего тогда. Назовите самое несбывшееся желание, — говорю я и вижу неловкую улыбку на её лице.

— Это ужасно. Но мне кажется, я люблю валяться в грязи, — она поправляет длинные ухоженные волосы, волной падающие на белую блузку, подчёркнутую элегантным костюмом.

— Давайте пока просто зафиксируем нашу находку — сейчас, найденное желание может даже шокировать. Но нам важно не спеша разобраться с ним. А именно начать намечать контур его формулировки.

— Итак, вам нравится валяться в грязи. Как вы считаете, это сейчас для вас возможно? — задаю я безнадёжный вопрос. «Безнадёжный», потому что в ответ будет вспоминаться именно родительское недовольство. Но и оно может быть и ключом к воспоминаниям.

Моя героиня в детстве была очень подвижным и любознательным ребёнком. И самое большое приключение — это огромный заброшенный огород и сад, которые были на старом деревенском участке. Там была масса удивительных открытий и скрытых тропинок. И очень много грязи. И если бабушка была не против, то вот мама очень сердилась, обнаружив свою дочь с ног до головы в чём-то страшном, капающем и липком. Именно эта сцена, по мнению женщины, и послужила причиной того, что с бабушкой и деревенской дачей пришлось расстаться.

Для того чтобы этот страх маминого гнева преодолеть, с этой сценой пришлось поработать. Пересмотреть её по-новому, перепрожить, вложив в мамину реакцию новые смыслы и понимание. И только после этой непростой работы ответ на мой вопрос: «А возможно ли ваше желание?» — звучал как однозначное — «Да!».

Следующий шаг — это построение образа желаемого. Наше подсознание не очень ориентируется в словах, а разговаривает на языке чувственных образов. Именно поэтому хорошая музыка рождает в нас столько чувств. Каждый по-своему представляет себе реализацию своего желания.

— Знаете, я всегда хотела оказаться в настоящем страшном лесу. Так, чтобы за каждым поворотом дороги открывалось что-то новое, неожиданное. Приключение. И чтобы рядом был тот самый свой человек, — она мечтательно улыбается.

Постепенно выстраивается картина этого путешествия по неизвестным землям. Преодоления бездорожья, полного воды и грязи. Появляется образ большой машины и её хозяина, за которым будет так тепло и уютно.

Но когда мы вместе начинаем представлять эту картину, моя клиентка начинает хмуриться.

— У меня как будто всё смазано, и на голове словно обруч одели, — говорит женщина.

Такое бывает, когда между желанием и человеком всё ещё остаются убеждения и правила, которые он получил ещё в детстве.

— Этот обруч, на что он похож, — спрашиваю я.

Мы постепенно приходим к образу короны, которая буквально сдавливает голову.

— Моя мама всегда называла меня настоящей принцессой. Для неё было очень важным, чтобы я выглядела подобающе.

Вместе мы меняем образ короны так, чтобы он стал комфортным, и связь с любимыми родителями не распалась. И вновь повторяем упражнение с визуализацией желания.

— Да, теперь всё получилось. Я даже чётко вижу его лицо. У него огромная рыжая шевелюра.

Теперь, когда цель уже так близка, остаётся наметить план её выполнения. Клиентка вспомнила о своих забытых увлечениях внедорожным спортом, и мы вместе набросали план первых шагов.

Наша завершающая встреча произошла спустя полгода. Она ворвалась в кабинет как вихрь. Кожаная куртка, цветная футболка и потёртые джинсы дополняли её образ. Встреча оказалась очень короткой и вся была посвящена разглядыванию галереи фотографий в её телефоне.

Огромный, как медведь, парень, с длиннющей бородой, стоял в обнимку с моей клиенткой, подпирая капот внедорожника на тракторных колёсах. Машина и люди были равномерно заляпаны грязью.

— Мы выиграли гонку! Представляете, пришли первыми! И теперь у нас новая лебёдка, — глаза женщины сияли — она была совершенно счастлива.

Добавить комментарий