«Психологическое правило гласит, что если внутренняя ситуация не осознаётся, она превращается во внешние события, подобные судьбе».

К.Г. Юнг.

Если ваша благополучная и размеренная жизнь вдруг стала складываться как карточный домик, а работа перестала приносить удовольствие, либо вы на долгое время совсем остались без неё, возможно, вы найдёте ответы на свои вопросы в этой статье.

Все мы с возрастом начинаем понимать, что когда жизнь хочет нас куда-то направить и развить, она крайне редко преподносит нам лучшие варианты вкусно приготовленными и красиво сервированными. Обычно происходит наоборот — мы взрослеем и растём как личности лишь через испытания, лишения и неизбежные кризисы. А иначе, когда всё и так хорошо, у нас не возникает потребности «копать глубоко» и внутренне меняться. Но среди нас есть и отдельная категория людей, на чью долю выпадает такой травматичный опыт, который вынуждает по-новому взглянуть на профессиональную деятельность, подвергнуть критическому осмыслению всё то, чем раньше они занимались. Вот об этом и пойдёт сегодня речь.

Для начала парочка примеров. Первый и очень яркий — о знаменитом испанском теноре Хулио Иглесиасе. Тем, кто не в курсе или забыл эту историю, напомню, что в молодости он не планировал профессионально заниматься музыкой, а был футбольным вратарём и выступал за мадридский «Реал». Однако его футбольная карьера прервалась в возрасте 20 лет, когда он попал в автокатастрофу и пролежал в больнице два года. Иглесиас был парализован, свободно работали только руки, тогда он собрался с силами и начал учиться играть на гитаре, а затем — и сочинять музыку. Завершив лечение, он поступил в оперную школу в Мадриде и закончил её по классу «опера». Сейчас весь мир знает, кто такой Хулио Иглесиас, но были бы у него такие успехи и слава, если бы он остался голкипером «Реала»? Вопрос.

А следующий пример — обобщённый. В обывательском сознании бытует мнение, что профессию психолога выбирают люди с неполадками в душе, предполагая с помощью полученных знаний решить, прежде всего, свои проблемы. И, знаете, это так и есть! Действительно, сами состоявшиеся специалисты в области психологии признают, что первопричины интереса у абсолютного большинства молодых людей к данной науке кроются в желании разобраться в себе, понять других и научиться строить отношения. Примечательно и то, что чаще всего будущие психологи растут не в очень благоприятной среде — по статистике, у них не самые душевно благополучные родители, воспитатели или братья и сёстры. Привычка жить в зависимости от настроения того, кто сильнее тебя, предвидеть надвигающуюся бурю по микроизменениям в поведении, подстраиваться и выступать миротворцем с ранних лет — формирует в человеке наблюдательность, проницательность, эмпатию, коммуникабельность и прочие способности, столь необходимые в помогающих профессиях. В итоге, смесь личного интереса с развитыми навыками и позволяет сделать выбор в пользу психологии. Но это ещё не конец их истории, отнюдь!

А продолжение её в том, что, если собственные проблемы человеку удалось проработать, он вызрел как личность, то у него есть все шансы стать действительно классным специалистом в области психологии, и первоначальный негативный жизненный опыт здесь будет только подспорьем, а не отягощающим обстоятельством. Кто лучше поможет клиенту, как не тот, кто сам столкнулся с подобным и справился? Ещё Сократ в своё время мудро изрёк: «Всё, что человек говорит не из собственного опыта, то недостойно доверия…».

Если немного приподняться над двумя описанными случаями и помыслить дальше, может возникнуть вопрос: случайно ли жизнь, судьба или, скорее, наше собственное подсознание, которое, как известно, знает всё, посылают людям такие испытания? Может быть, таким образом их подталкивают встать на свой профессиональный путь? Или вынуждают скорректировать его, если изначально он был выбран неправильно? Много лет изучаю тему призвания, и вот в какой вывод оформились мои наблюдения за реальными жизненными ситуациями: у каждого из нас есть свои болевые точки, и именно в них, как правило, и нужно искать любимое дело. Эти точки — не что-то сиюминутное и преходящее, нет, над решением проблем этого рода мы работаем годами, а то и пожизненно.

Поэтому, если вы сбились с курса и понимаете, что занимаетесь не своим делом, поищите подсказки вокруг — о чём жизнь вам настойчиво сигналит через какие-то проблемы? Часто болеете сами или ваш ребёнок? Возможно, стоит пересмотреть образ жизни и мышления. И когда получится привести здоровье в норму, подумать о том, какой ценный опыт вы приобрели, и не применить ли эти знания в профессиональной деятельности для помощи другим. У вас нестандартная фигура, на которую сложно подобрать качественную одежду, поэтому вы сами разрабатываете для себя фасоны и шьёте её дома или на заказ? И одновременно с этим у вас наблюдается стойкий интерес к тому, как выглядят люди на наших улицах, и вам хотелось бы многих из них переодеть? Так, может, стоить сделать дизайн одежды своей новой профессией?

Иногда в результате какой-то серьёзной аварии или потери близкого у человека вдруг появляется потребность выплеснуть свою боль через акт творчества, хотя всю жизнь он был очень далёк от сферы искусства. Сначала это может быть для него способом самостоятельно организованной психотерапии, а затем он входит во вкус и делает это уже для удовольствия. Знаю такие случаи, когда много лет дремавшие способности писать стихи, прозу или музыку просыпались именно в кризисные моменты, после чего некоторые люди меняли направление деятельности или продолжали заниматься творчеством параллельно основной работе.

Я тоже сама когда-то очень болезненно переживала кризис среднего возраста, в центре которого красной огненной точкой пульсировала неудовлетворённость работой. Мне всегда была интересна HR-сфера, и я сознательно в неё пришла уже во взрослом возрасте, но довольно быстро поняла, что сами современные HR-технологии, принятые в нашем бизнесе, мне не созвучны, я всегда «играю» на стороне сотрудника, а не компании, что для руководителя службы персонала не есть хорошо. А тут ещё многолетняя тяга к психологии и клиентскому сервису, которые совсем не монтировались с моей должностью. Консультантов по карьере тогда ещё не было, психологи мне помочь не могли, поэтому несколько лет я буквально маялась в поисках той самой деятельности, в которой я буду видеть смысл и смогу реализовать свои знания, способности и умения. Как я потом уже поняла, это путь от начала до конца мне нужно было пройти самой, без проводников, чтобы потом помогать идти по нему другим. Теперь, когда я осознала, в чём состоит дело моей жизни, помощь людям в поиске призвания стала моей самой любимой профессиональной задачей из всех, ибо я слишком хорошо знаю, что такое — тотальное разочарование в профессии. И следующий пример я вынесла как раз из своей практики.

Сейчас стали очень частыми истории, когда успешно складывающаяся на протяжении многих лет карьера руководителя вдруг входит в пике. На каждом следующем месте он работает всё меньше и меньше, его увольняют, сокращают или вынуждают уйти вместе со всей командой по политическим и прочим причинам, не связанным с результатами его труда. Человек вынужденно остаётся без работы на месяцы и годы. Сначала у него шок, потом наступает паника. Оно и понятно — столько лет всё шло в гору, и вдруг механизм окончательно разладился. Раскладываем ситуацию и видим, что если бы не его стереотип быть причастным к системе и страх потерять привычные «плюшки», он давно занимался бы чем-то другим — творчеством, ручным трудом, организацией праздников или консалтингом. Но человек упорно не желает слышать сигналы своего подсознания и продолжает рассылать резюме на те же вакансии, что и всегда. Безрезультатно. Что ещё остаётся делать его внутреннему голосу, кроме как запереть его надолго дома, наедине с самим собой? Помните, как в нашем детстве родители наказывали провинившегося ребёнка, изолируя его от улицы, развлечений и друзей со словами: «Сиди и думай над своим поведением»? Так и здесь.

В особых случаях для корректировки неверно выбранного пути судьба применяет «тяжёлую артиллерию». Известный психотерапевт и онкопсихолог Дмитрий Лицов в своей «прошлой жизни» занимался бизнесом. Когда его сыну было 10 лет, ребёнок трагически погиб. Со слов Дмитрия, он несколько лет переживал это горе и, справившись с потрясением, сумел не только найти в случившемся смысл, но и интегрировать этот опыт в профессию. Он оставил бизнес, получил образование в области психотерапии и теперь помогает больным онкологией детям и их родителям. И, правда, кто, как не он, лучше поймёт их переживания и окажет профессиональную поддержку? А ведь этого глобального поворота в деятельности могло и не произойти — мало ли людей, которые в подобных случаях погружаются в пучину горя, годами расчёсывают свои раны, используя в качестве анестезии алкоголь и тому подобные вещества, и в конечном итоге распадаются как личности?

Может возникнуть опасение, что в такой ситуации — потеряв собственного ребёнка и постоянно сталкиваясь со смертью других, — психологическая травма человека будет воспроизводиться и ранить его снова и снова. Но в том-то и фокус, что, найдя тот смысл, что выше тебя самого, ты переходишь на иные уровни сознания. Об этом в своё время подробно писал Виктор Франкл — австрийский психотерапевт, который сам пережил ужасы фашистского концлагеря в годы Второй мировой войны и помогал это делать своим собратьям по несчастью. Оказывая поддержку другим в схожей ситуации, человек тем самым исцеляет и свою боль — прошлую или настоящую.

И таких примеров много. Их суровый урок ещё и в том, что иногда только ценой потери своих близких или здоровья люди задумываются о конечности жизни и собственной полезности для мира. Напомню, что центральное место в формуле призвания занимает миссия человека, тот самый смысл, который он вкладывает в свою деятельность, стремясь приносить пользу людям и обществу. А уже потом идут остальные составляющие — его страсть и интерес к чему-то, способности, таланты и навыки, а также умение создавать ценность для других, чтобы продукты его труда были востребованы. Анализируя ситуации знакомых, клиентов и известных людей, я снова и снова убеждаюсь, что наша персональная миссия — всегда производное от лично пережитого, и чаще — именно драматических событий. Оно и понятно — не прочувствовав боль глубоко изнутри, нас не зацепит это по-настоящему. Но как мы уже увидели на примерах выше, для того, чтобы произошла качественная внутренняя трансформация, нужно ещё обладать волей, силой личности и решимостью идти до победного конца.

Следовательно, тем, кто столкнулся с травматичной жизненной ситуацией и хочет не только достойно её пережить, но и выйти из неё в новом качестве, могу рекомендовать следующую последовательность работы.

Первый этап — прожить потрясение и отреагировать его на уровне эмоций — как говорят психологи, «погоревать». Если просто загнать подальше в себя все переживания, может показаться, что они стали не такими болезненными, и проблема, вроде бы, решена. Но они никуда не уйдут и будут подтачивать вас изнутри, поэтому лучше дать им свободу. В самых тяжёлых случаях этот этап занимает от нескольких месяцев до года и требует помощи специалистов.

Второй этап — принять тот факт, что жизнь уже не будет прежней — в чём-то лучше, в чём-то хуже, но она точно будет другой. Убеждать себя, что всё осталось таким же, как и раньше, — это значит терять связь с реальностью, погружаясь в мир иллюзий, а в нём адекватных изменившейся ситуации решений не найти.

Третий этап — начать искать в себе ресурсы и учиться жить в новой реальности. Здесь опорой могут стать дети или престарелые родители и забота о них, общественная деятельность по волнующей вас проблеме, участие в благотворительных проектах, хобби, творчество или текущая работа. Важно найти то, что будет поддерживать вас на плаву, давать энергию и возвращать к полноценной жизни. Очень важно, чтобы этот этап не опережал первые два, иначе это будет временной анестезией, но никак не выходом из ситуации.

И, наконец, четвёртый, — для тех, кто решил идти до конца. Найти в произошедшем смысл — тот, что выше вашего страдания, сформулировать свою личную миссию и, опираясь на неё, а также достроив пазл деталями «хочу/могу/нужно другим», интегрировать травматичный опыт в свою профессиональную деятельность. На этом этапе для многих будет важно суметь переключить свой внутренний тумблер с позиции пострадавшего и естественного для него вопроса «за что?» на положение рулевого своей судьбы и вопроса «зачем?» или «для чего?».

И тогда всё встанет на свои места.

Желаю вам, чтобы осознанности в вашей жизни и профессиональной деятельности было больше, а травматичных ситуаций — меньше!

Добавить комментарий