Сегодня увидел, что 10 сентября был Всемирный день предотвращения суицида. И, так как я сейчас прохожу обучение, которое посвящено кризисной психотерапии, решил немного об этом написать.

Тема широкая, и в одном посте всего не коснуться, поэтому тезисно поделюсь ключевыми мыслями, направленными на развеяние некоторых мифов.

Психологи/Психотерапевты не нужны

Иногда не нужны, но иногда без них никак. Тем более, если есть суицидальный риск. Если не справляетесь вы или ваш близкий, лучше обратиться — это нормально.

Когда человек в кризисе обращается за помощью — это не означает, что он «ненормальный». Просто его собственных ресурсов и знаний недостаточно, чтобы самостоятельно справиться. И недостаток ресурсов и знаний — тоже нормально: если я не знаю, как себе помочь, когда болит зуб, я иду к стоматологу.

Работать с человеком в кризисе тяжело. Чем больше узнаю об этой работе, тем больше понимаю, что вряд ли готов буду взяться за такую работу.

Надо дать человеку совет и помочь решить его проблему

Не надо. В кризисном состоянии восприятие человека искажается, и ему трудно объективно оценивать происходящее. Поэтому на начальных этапах бессмысленно давать советы. Любые, даже самые здравые мысли, человек просто не сможет услышать.

Кроме того, услышав совет из серии: ты найдёшь себе другую, детей ещё нарожаешь, всё происходящее абсолютно не страшно, из-за потери работы вообще не стоит переживать, и т.д. — человек скорее почувствует себя непонятым, а значимые для него переживания будут обесцененны. И тогда он может замкнуться в себе ещё больше.

Человека, который находится в кризисном состоянии — ощущает себя в тупике, постоянно плачет, не спит, не ест, чувствует безысходность и отчаяние — нужно успокоить.

Не нужно. Просто не получится: смотрите пункт 2 относительно советов. И, опять же, это может усилить ощущение одиночества.

А что тогда нужно? Нужно создать доверительную атмосферу, в которой человек сможет начать говорить о своей боли. Ваша задача, если вы находитесь рядом с человеком в кризисе — погружаться в мир его переживаний, задавать вопросы, слушать, выдерживать страдания близкого и не останавливать их советами и успокоениями.

Стоп-слова: не плачь, успокойся, ну что ты распереживался, до свадьбы заживёт и т.д.

Не останавливайте поток переживаний человека, каким бы сильным он ни был. Просто будьте рядом и «присутствуйте».

Психологи даже называют начальный этап работы с кризисом «Психотерапией присутствия»: всё, что нужно — это быть рядом, интересоваться, слушать, останавливать свои порывы успокоить, снова задавать вопросы, слушать, терпеть, и так по кругу до тех пор, пока слёзы не начнут потихоньку «высыхать».

Нельзя у человека спрашивать о мыслях о суициде: «Я его спрошу, а он возьмёт и начнёт об этом думать! Получится, что я подтолкну его к действиям».

Люди боятся разговора о самоубийстве. Они думают, что если спросят об этом, то тем самым подтолкнут человека к мыслям или действиям. Это абсолютно неверно.

Наоборот, прямые вопросы о мыслях о самоубийстве позволяют человеку не оставаться с этим в одиночестве. Он скорее почувствует облегчение от того, что об этом можно говорить.

И здесь, опять же, важный момент — суметь выдержать эти мысли, а не испугаться и не начать говорить: у тебя же дети; а о родителях ты подумал; это большой грех и т.д.

Человек в кризисе рядом со своим близким должен чувствовать, что он не один, что рядом кто-то есть, что его не отвергнут, что готовы разделить его страдания, что человек рядом с ним выдержит его эмоции, страхи, боль, безысходность, отчаяние и бессилие.

Оставьте человека в покое, пусть перебесится

Во-первых, не стоит пытаться оценить страдания человека с точки зрения демонстративности. Лучше доверять. Если говорит, что ему плохо, значит, так оно и есть.

Часть демонстративных суицидов — когда человек пытается кого-то напугать, но реально совершать самоубийство не планирует — заканчиваются совершенными.

Например, хотел, чтобы увидели, что наглотался таблеток, а в итоге не рассчитал дозу.

Во-вторых, совсем оставлять не стоит. Тут нужно быть внимательным как к человеку, так и к собственным ощущениям.

Важно понимать, что у человека в кризисном состоянии в большей или меньшей степени нарушается критика, он руководствуется эмоциональным состоянием и не может объективно оценивать ситуацию.

Поэтому близким стоит отчасти занимать позицию мягкой директивности: когда вы как родитель, который наблюдает за ребёнком, даёт ему некоторую свободу, но при этом находится рядом и в постоянной готовности вмешаться и сделать то, что считает нужным.

Если несчастье случилось, то я в этом виноват

Никто не виноват. Это большая детская иллюзия, что мир крутится вокруг нас, и мы способны менять его и окружающих себя людей просто потому, что нам так хочется.

Сказали человеку: «Не плачь, успокойся, прекрати своё страдание», — и всё нормализовалось. Но так не бывает.

Ни один профессиональный суицидолог, каким бы опытным специалистом он ни был, никогда не даст 100% гарантии, что всё закончится хорошо. Что говорить об обычных людях (неспециалистах), которые оказались в трудной ситуации.

Добавить комментарий