Почти в каждой семье периодически наступают моменты, когда один или оба партнёра сомневаются — стоит ли продолжать отношения. Супруги приходят к психологу, чтобы лучше понять себя и партнёра, увидеть перспективы своих отношений.

Одна из техник, позволяющих это сделать — представление отношений с использованием фигурок.

Пример из практики.

На консультации — супруги, которым «немного за тридцать». Вместе пять лет. Много претензий друг к другу. Назову их — Маша и Миша. От клиентов получено разрешение на публикацию отрывка терапевтической сессии.

Предлагаю супругам коллекцию фигурок, чтобы каждый мог выбрать те, которые напоминают себя и партнёра. Фигурки каждый из супругов ставит так, как видит свои отношения. Первой свою композицию создаёт жена.

Она видит себя Чудовищем, которое находится за спиной мужа — Пятачка. В том, какие фигурки Маша выбрала и как их расположила, видно, что она воспринимает себя больше, «значительнее» мужа и ставит его перед собой. Это положение соответствует отношениям — мать и сын. В её родительской семье такие же отношения были у её родителей. Мама Маши всё время «воспитывала» так и не повзрослевшего мужа.

Обращаюсь к мужу:

 — Как вам вариант, предложенный Машей?

— С образом себя согласен, я бы и сам выбрал этого Пятачка. Он весёлый, задорный. А Маша для меня — вот эта Красотка.

Ставит фигурки рядом — справа Красотка, слева — Пятачок.

Мишин вариант расположения фигурок показывает, что он хочет партнёрских, а не детско-родительских отношений. Однако лидерство он отдаёт жене. Её фигура расположена справа. «Кто справа, тот и прав», — резюмировала Маша. И Миша согласился с этим.

Использование фигурок позволяет супругам увидеть свои отношения «со стороны» и сопоставить представления друг друга.

Обращаюсь к жене.

— Как вам вариант, предложенный Мишей?

Маша смотрит «в пол глаза», пренебрежительно говорит:

— Мне всё равно, красоткой он меня считает или монстром. Хочет партнёрских отношений, пусть ведёт себя, как партнёр: дома чаще бывает, помогает. А то у него всё время отговорки: охота, рыбалка, друзья. А я всё хозяйство тяну одна.

— Что вы называете «хозяйством»?

— Это дом, садовый участок, две машины. В доме всегда полный холодильник. Это моя ответственность. Постоянно есть обед из трёх блюд. Я поддерживаю идеальный порядок в нашей трёхкомнатной квартире.

— Настолько идеальный, что тошно. Представляете, она каждый день повсюду протирает пыль и требует, чтобы я двигал мебель, даже диван.

— Тебя не допросишься сделать это. И всё приходится двигать мне самой.

— Маша, что произойдёт, если вы не вытрете пыль?

— Я упаду в собственных глазах, как хозяйка.

— В родительском доме был идеальный порядок?

— Да, мама меня всегда приучала, чтобы в доме не было ни пылинки.

— А для вас, Миша, порядок имеет значение?

— Никакого. Мне гораздо важнее, чтобы у Маши было хорошее настроение, а она всё время ворчит. Всё время от меня что-то требует. Вот мне и хочется сбежать из дома. Ищу повод.

— Повод он ищет! Даже не стесняется признавать, что хочет сбежать из дома. Ведёт себя, как подросток. Ему бы всё время развлекаться. Поставил свою машину, как корабль, «на прикол», и пользуется моей. Насвинячит в ней, а мне опять-таки приходится убирать.

— Моя машина сломалась, ремонтировать её дорого. Я экономлю семейный бюджет.

— Миша, на сколько лет вы себя ощущаете?

— На пятнадцать.

Психологический возраст Миши — пятнадцать лет. В этом возрасте он жил в деревне с мамой и сёстрами, много помогал по хозяйству. Родители развелись. Всю мужскую работу приходилось выполнять Мише. Потребности в общении со сверстниками, характерные для этого возраста, остались неудовлетворёнными. Сейчас Миша пытается наверстать то, что не получил в подростковом возрасте.

Маша всегда считала себя некрасивой. Ещё в детстве мама сообщила девочке, что была разочарована, увидев у новорождённой тёмные волосы, а не белокурые, как у самой мамы. И тело у девочки слишком большое. И рот — крупноват. А нос так вообще: «семерым рос, одной достался«.

Слушаю я эту милую, симпатичную женщину и удивляюсь разнице между тем образом, который вижу я, и тем, как она описывает себя. В детстве мы некритично усваиваем послания родителей: какими нас воспринимают близкие, такими мы и сами считаем себя. Когда у девочки нет ценности своей женственности, она вынуждена развивать в себе черты, компенсирующие этот недостаток. Маша отказалась от попыток украшать себя, направив энергию в трудолюбие, в стремление стать идеальной. В основе этого — желание быть «хорошей девочкой», чтобы мама любила.

Её перфекционизм проявляется не только по отношению к себе, но и к окружающим. В первую очередь, к мужу. При этом, осуждая свою контролирующую, критическую маму, Маша не замечает, что во многом копирует её поведение.

— Что вас привлекло в друг друге на момент вступления в брак?

— Мне нравилось то, что Маша ответственная, активная, деятельная.

— А мне нравилось, что Миша лёгкий, весёлый, добрый.

— А сейчас вы недовольны именно теми качествами, за которые друг друга выбрали?

— Удивительно, но получается, что так.

Создавая семью, супруги приходят в отношения каждый со своим опытом, индивидуальным представлением о том, как функционирует семья. Представления «молодых» могут быть диаметрально противоположными. Истоки этих представлений находятся в детстве. В супружестве необходимо соединить два первоначальных мира. Узнавая особенности семьи, в которой рос партнёр, супруги начинают лучше понимать друг друга.

Если в отношения не вкладываться, со временем они идут на спад. Для развития отношений необходимо предпринимать усилия, увеличивать взаимопонимание, доверие, взаимопомощь. И это постепенно происходит в процессе терапии.

Добавить комментарий