Болезнь всегда возникает на фоне каких-то событий, которые трудно принять и «переварить» нашей психике. И тогда на помощь приходит тело, которое сообщает через болезнь своему владельцу о том, что в его жизни что-то «не так».

«Когда молчит рот, говорит тело». Такую метафору предложила одна из моих клиенток, она очень созвучна моим убеждениям. Как эта метафора проявляется в жизни? А проявляется она следующим образом, например, вы хотите сделать маникюр и хотите, чтобы муж в это время посидел с ребёнком. Но вы не говорите мужу об этом, потому что боитесь отказа, и тихонько злитесь. В этом случае может заболеть ваша нога, которой не хватило активных действий, пальцы рук, не получившие внимания, или горло, в котором «застряли» невысказанные слова…

Это означает, что необходимо говорить, сообщать о том, что вы чувствуете, о том, что вас не устраивает, и чего вы хотите. Говорить и ещё раз говорить. Это — лучшее лекарство от всех болезней.

Хочется напомнить и то, что в основе болезни всегда есть позитивная составляющая.

Например, болезнь помогает чего-то избежать, не делать то, что делать не хочется, или что-то получить, внимание и заботу.

Иногда болезнь через боль и дискомфорт позволяет «искупить вину», возникшую после совершения «недопустимого» поступка, таким образом, происходит бессознательное наказание самого себя.

Бывает, что, болея, подобно родителю, «как папа или мама», мы испытываем очень важное для каждого из нас чувство принадлежности.

Могут быть и другие неосознаваемые выгоды в болезни.

Очень часто в болезни содержатся сразу несколько выгод, которые питают и взаимно поддерживают друг друга.

Задача психолога — вместе с клиентом найти в болезни плюсы, а также возможность получать эту «выгоду» другим, более здоровым способом.

В качестве примера выявления и коррекции выгод от болезни, предлагаю случай из практики.

Обратившуюся за помощью женщину, назовём её Анна, беспокоят панические атаки.

Паническая атака — широко распространённый симптом. Это необъяснимый, мучительный приступ тревоги, в сочетании с различными вегетативными (соматическими) нарушениями.

Анна замужем, имеет двухлетнюю дочь, находится в декрете, помощников в воспитании дочери нет. Панические атаки начались после второй неудачной беременности, закончившейся выкидышем.

— Муж очень любит детей. Он сам из многодетной семьи и хотел бы, чтобы и в нашей семье было много детей. Когда у меня случился выкидыш, муж очень расстроился.

— А у вас начались панические атаки. Похоже на то, что вы наказываете себя за то, что не смогли родить второго ребёнка.

— Да, я чувствую себя виноватой, я не очень-то и хотела второго ребёнка, очень устала сидеть одна дома с первым. Я чувствовала себя контейнером для вынашивания и воспитания детей. А сейчас у меня такое состояние, как будто бы я убила ребёнка своими сомнениями, и для мужа стала плохой женой, потому что не реализовала его мечту о многодетной семье (позже мы проработали травму потери ребёнка).

В процессе беседы выяснилось и то, что Анна повторяет судьбу мамы, которая также страдала паническими атаками. Разделением двух судеб мы тоже занялись позже.

А в ту, первую встречу, я предложила Анне нарисовать свою семью и панические атаки в виде ассоциаций. Получился следующий рисунок.

Муж представлен двумя образами — автомобиль и футбольный мяч.

Анна — цветок в горшке и облака.

Дочь — солнце.

Панические атаки — дождь и молнии.

Обращаюсь к Анне:

— Расскажите о тех образах, которые вы нарисовали.

— Мяч — это любовь мужа к футболу, это — его команда, тренировки и игры по четыре-пять раз в неделю. Машина постоянно увозит его из семьи, то — на работу, то — на спорт, то — в его родительскую семью. А я остаюсь с маленькой дочкой. Раньше я была очень активной, институт закончила с красным дипломом. До рождения ребёнка работала, была заместителем директора в крупной строительной компании, а сейчас ничего, кроме четырёх стен нашей квартиры, не вижу. Превратилась в цветок в горшке. Дочь — солнышко, даёт свет и тепло, без которого цветочек не смог бы существовать.

— А облака что дают цветочку?

— Облака иногда прикрывают солнышко, чтобы оно не сожгло цветочек.

— Как возникает дождь? (Одна из составляющих панической атаки.)

— Облака превращаются в тучи, из которых льётся дождь.

Но облака — это вы, значит, вы сами и создаёте дождь, то есть — паническую атаку. А что даёт цветочку дождь?

— Дождь поливает цветок.

— А молния? (Вторая составляющая панической атаки.)

— (После некоторого размышления.) Молния отделяет цветок от солнца, даёт ему возможность напитаться водой, пока солнце воду не осушило.

— Получается, что гроза просто необходима цветочку. В вашей жизни так много дочери — солнца, что без грозы вы, как цветок без воды, можете погибнуть.

— Получается, что так.

— А что цветок получает от машины?

— Ничего.

— А от мяча?

— Мяч может разбить горшок с цветком, и цветок погибнет.

— Что получает машина от цветка?

— Тоже ничего.

— Получается, что вы с мужем ничего друг от друга не получаете, а интерес мужа к футболу угрожает вашей безопасности?

— Получается, что так.

— Как меняется поведение окружающих, когда у вас начинается паническая атака?

— Когда у меня начинается паническая атака, муж никуда не ездит, остаётся дома. Мама приходит на помощь, родители мужа иногда забирают дочку к себе.

— Итак, судя по рисунку и нашему разговору, с помощью панических атак вы получаете то, чего вам не хватает — отдых, внимание и заботу. Это так?

— Удивительно, но получается так.

— Вы можете обсудить с мужем, как получить всё это: отдых, внимание и заботу, — будучи здоровой?

Анна смогла инициировать разговор с мужем. Супруги начали обсуждать, что каждый из них может сделать, чтобы всем в семье стало хорошо. Они пересмотрели права и обязанности каждого, структурирование своего времени. Самым сложным оказалось проговаривать свои чувства и желания.

В случае болезни Анны оказалось сразу несколько бессознательных выгод. Это и избегание слишком тесного контакта с дочерью, получение заботы и внимание от членов семьи, наказание себя за потерю ребёнка, повторение судьбы мамы.

«Когда молчит рот, говорит тело». Вот оно и «заговорило» — языком панических атак. Когда Анна начала проговаривать свои истинные потребности, у тела исчезла необходимость в болезни.

Чем ближе друг к другу становились супруги, тем дальше отступали панические атаки. Приступы случались реже, короче по времени, пока не прекратились совсем.

Добавить комментарий