У девочки принятие собственного тела начинается с восхищённых взглядов родителей, обращённых на неё в детстве, с признания того, что она — девочка — будущая женщина, и быть девочкой — это очень хорошо.

В подростковом возрасте тело девочки начинает меняться, превращаясь в женское, похожее на тело её матери. Естественно, что эти изменения замечают и родители. Когда в их супружеских отношениях есть проблемы, появление «ещё одной женщины» в доме только усиливает их. Мать бессознательно, а иногда и осознанно начинает опасаться конкуренции, а отцу сложно не замечать округляющиеся формы дочери. Не зря даже в сказках встречается подобный мотив, когда «злая мачеха» или «злобная королева», являющаяся завуалированным образом матери, стремится уничтожить героиню: даёт отравленное яблоко, отправляет в лес и т.д. Сказки намекают, чтобы после полового созревания девушка должна отделиться от супружеской пары — своих родителей.

Подростковый возраст требует отделения от родителей и построения собственной личности и жизни.

В реальной жизни девочке подростку физически невозможно отделиться от родителей, но это можно сделать психологически: переключив внимание на сверстников, учёбу, чётко обозначив свои границы.

К сожалению, иногда это сделать сложно, а бывает, что и невозможно.

Когда девочка чувствует, что её сексуальность угрожает браку родителей, она скорее откажется от взросления, чем сделает что-то «во вред родителям». Физиология всегда «откликается» на посыл психики, и менструальный цикл у девочки может наступить позднее, «наказывать» её болями, периодически исчезать. И даже тело долгое время может оставаться детским.

  • Пример из практики.

На консультации Ася — героиня статьи. Разрешение на публикацию получено.

— Муж уехал в командировку, а я переживаю, вдруг он там изменит мне. С ним вместе находятся сотрудники, про которых я точно знаю, что они изменяют своим жёнам. Хотя, я уверена в том, что мы любим друг друга. И в то же время на свете так много женщин моложе и красивее меня. Хочу доверять своему мужу, и не получается пока.

— Можешь нарисовать метафору отношений с мужем?

— Сколько там должно быть фигур?

— Столько, сколько сама захочешь. Нарисуй тот образ, который подсказывает твоя фантазия, а дальше разберёмся.

— Вот, мы смотрим друг на друга, между нами сердце — символ любви, а вокруг черта, отделяющая нас от всего мира.

— Я вижу только головы, где ваши тела?

Ася задумалась.

— Тела рисовать не захотелось, как будто, когда любовь в голове — это важнее, чем в теле. Муж говорит, что у меня красивая фигура, а я стесняюсь, прячусь в широкие бесформенные одежды. Хочу принять своё тело, любоваться им.

Дорисовала тела.

— Руки мужа направлены ко мне, и я изменила направление своей руки ему навстречу. Как будто мне трудно развернуться к нему всем телом.

— Какая цифра приходит?

— Тринадцать.

— Какие события вспоминаются, когда тебе было тринадцать лет?

— В этом возрасте я была настоящим гадким утёнком, с абсолютно плоским угловатым телом. Женские формы у меня начали проявляться только в пятнадцать лет, и месячные начались тогда же. Мама жаловалась родителям отца, что у меня не всё в порядке, а я сгорала от стыда.

— Представь маму, что ты хотела бы от неё? Можешь ей сказать это, глядя маме в глаза?

— Мне очень важна твоя поддержка, твоя уверенность в том, что всё наладится, и моё подростковое тело превратится в красивое, женское.

— Что отвечает мама?

— Мама отвечает, что она не хочет, чтобы моё тело взрослело, потому что это будет означать то, что она стареет. А она очень боится стареть.

— Представь отца, что ты хотела бы от него?

— Я хотела бы, чтобы папа сказал, что наступит время, и я стану красивой молодой женщиной.

— Что отвечает отец?

— Он прячет глаза, потому что боится моей проявляющейся сексуальности и тех желаний, которые появляются у него, когда он замечает, что моё тело становится телом взрослой женщины.

— Как чувствуешь себя?

— Ужасно, я понимаю, что моё тело остаётся детским, потому что так хотят мои родители. А мне очень важно соответствовать их ожиданиям, быть «хорошей» девочкой.

— Получается, что твоему взрослению мешают сложные супружеские отношения родителей?

— Да, только тогда, когда родители смотрят друг на друга, у меня появляется возможность жить своей жизнью, взрослеть и становиться сексуальной. После окончания школы я уехала в другой город и поступила в институт. Когда я стала жить самостоятельно, у меня значительно увеличились бедра и грудь, при том, что вес тела остался прежним. После моего отъезда родители развелись.

— Похоже, что твоё тело стало телом взрослой женщины, но внутри этого тела ты осталась тринадцатилетней девочкой.

— Да, я чувствую вину за свой отъезд. Возможно, если бы я осталась в семье, это сохранило бы брак родителей.

— Сколько лет ты готова оставаться в родительской семье? До глубокой старости? До ухода из жизни родителей? До собственной смерти?

— Не знаю. Наверное, пока они не дадут мне разрешение на самостоятельную жизнь.

— Супружеские отношения касаются только двоих — мужа и жены. Что бы не происходило между супругами — это их жизнь. Они могут решить быть вместе или разойтись. В любом случае, даже перестав быть супругами, родители остаются родителями.

Ася задумалась.

— Да, у меня остались родители, переставшие быть супругами. Сейчас мне уже хочется изменить рисунок, продлить сердце — любовь так, чтобы оно захватывало наши с мужем тела целиком.

— Сейчас, когда я вижу, что не только головой, но и телом муж со мной, исчезает страх, что он мне изменит.

Очевидно, что фигуры на рисунке слишком схематичные, у них нет половых признаков. «Палочковый человек», изображение туловища овальным может означать то, что у Аси словесно-логическое мышление преобладает над образным и эмоциональным, но, скорее всего, это говорит о бессознательно негативном отношении к телу и сексуальности.

Молодая женщина «застряла» в отношениях с родителями, чувствует себя девочкой-подростком, сексуально непривлекательной. Это делает её неуверенной в сегодняшней жизни. Она способна любить только головой, исключая другие части тела.

Ася боится соперничества со стороны других женщин. Её мать ревниво относилась к собственной дочери, и это сформировало неуверенную в себе женщину, которая сама стала ревнивой женой.

Мари Лион-Джулиен пишет в книге «Масштаб материнского влияния на судьбу дочери»: «Именно ревность матерей делает дочерей ревнивыми. Эти матери не хотят уступить власть своим дочерям, лишая их её. В свою очередь, дочери, разочарованные собственными матерями, не чувствуют уверенности в себе и остерегаются других женщин, боятся, чтобы те, как и их мать, не лишили их власти, не забрали бы мужа».

Когда молодая женщина поняла, что отсутствием сексуальности всё ещё пытается угодить родителям, она сделала первый шаг к признанию и принятию своего тела, своей сексуальности.

Добавить комментарий