Тигрёнок не любил зиму. Нет, конечно, он любил бегать по свежевыпавшему снегу; прятаться под тяжёлыми лапами елей, покрытыми снегом; любоваться искринками, весело переливающимися на солнце… Но зимой было холодно, а иногда — даже очень холодно. И хотя пушистая шубка отлично грела, всё равно самый кончик носа иногда мёрз. А главное, зимой было мало желающих поиграть. Те, что не завалились в спячку и не прятались, были чем-то заняты и очень этим озабочены. Норовили быстренько высунуться, сделать что-нибудь и спрятаться обратно. Поэтому Тигрёнку зимой было скучновато, и он путешествовал, иногда забираясь очень далеко от своего полосатого домика…

Этот день был ничем не примечателен. Солнышко то появлялось, весело подмигивая, то снова пряталось за низкие серые облака, и всё вокруг становилось каким-то унылым. Тигрёнок решил сходить к дальнему озеру, где давно не бывал. Зима была хороша ещё тем, что там, где летом нужно было переплывать или обходить, зимой можно было просто пробежать или даже прокатиться по льду.

Снег на озере лежал ровным, пушистым, но довольно тонким покрывалом. Тигрёнок поскрёб его и заглянул в толщу льда. Озеро было не очень большим и спокойным, лежащим среди высоких сосен. Поэтому лёд был прозрачным и ровным. В начале зимы, пока лёд был тонким, можно было разглядеть рыбок, плавающих под ним. Сейчас же, когда зима подходила к средине, лёд уже стал толстым, и рыбок не было видно. Тигрёнок разочарованно поднял голову.

«Здравствуй, Тигрёнок!» — это прозвучало настолько неожиданно (хотя и сказано было негромко, спокойно и приветливо), что Тигрёнок даже подпрыгнул. «Извини, я не хотел тебя напугать», — продолжил тот же голос.

Тигрёнок обернулся, уже зная, что увидит Волшебника. «А я совсем и не испугался!» — хотел было сказать Тигрёнок, но не сказал. Он был гордым, но врать не любил. Тем более, что он действительно испугался.

Вместо этого он сказал: «Здравствуйте! Вы появились очень неожиданно!»

По правде говоря, Тигрёнок был рад встрече. Они давно были знакомы, хотя редко встречались. Может быть, именно поэтому каждая встреча была так памятна обоим.

Волшебник, как обычно, никуда не спешил, и Тигрёнок был в восторге от того, что день складывался так удачно. Он рассказал Волшебнику все свои последние новости, не забыл упомянуть про Колокольчика, поведал о большой рыбине, которую изловчился поймать осенью, и многом, многом другом…

Волшебник слушал внимательно и никогда не перебивал. Иногда Тигрёнку казалось, что Волшебник всё это знает заранее и может сам рассказать об всём, произошедшим с Тигрёнком, лучше него самого. И всё же Тигрёнок был почти счастлив — он бегал и прыгал вокруг Волшебника, без умолку болтая.

И удивлялся сам себе и той лёгкости, которую испытываешь только с очень редкими людьми, которые, кажется, понимают тебя лучше, чем ты сам. Тигрёнку захотелось чем-то удивить и поразить Волшебника, и он повёл его в своё любимое место. Оно было довольно далеко, но за разговором время пролетело незаметно. Когда они вышли к приметной высоченной и раскидистой ели, что росла на берегу озера возле скалы, солнце уже склонялось к верхушкам деревьев. «Ура! Мы успели! Идите за мной!» — сказал Тигрёнок и юркнул сквозь ветки куда-то вглубь ели. Волшебник шагнул за ним и, пройдя несколько шагов, там, где должна была быть скала, неожиданно вышел на свет. Место было удивительно красивое. Летом, с широкого уступа скалы над головой, вниз сбегал небольшой ручеёк. Ручей был чистый, падая и замерзая широким веером, он образовал полупрозрачную стену, в которой были заморожены мельчайшие частички чего-то очень блестящего — не то самородки каких-то металлов, не то кусочки полудрагоценных камней. Заходящее солнце освещало каждый фрагмент этого удивительного природного витража, и все они переливались, искрились и играли всеми цветами радуги. В восхищении Тигрёнок и Волшебник наблюдали чудесные переливы красок, которые, казалось, дышали и двигались, как живые.

Довольный собой, Тигрёнок с гордостью посмотрел на Волшебника, когда солнечные лучи ушли в сторону, и чудесная картина погасла. Было видно, что Волшебнику понравилось место, и Тигрёнка просто распирало от радости.

Когда они шли обратно через поле, он носился вокруг Волшебника по сугробам и разве что не повизгивал от удовольствия — день удался чрезвычайно!

Разгорячившись, он сделал огромный прыжок с сугроба прямо под ноги Волшебнику. Что-то вдруг затрещало, сломалось, и… они провалились вниз. Всё случилось очень быстро — Тигрёнок не успел даже испугаться. На дне ямы были сухие ветки, так что при падении никто не пострадал. Осмотревшись, Тигрёнок вспомнил это место: ну, конечно, как бы он смог забыть этот небольшой, но довольно глубокий овраг с очень крутыми стенами. В прошлый раз, осенью, он просидел в нём несколько дней, прежде чем его услышал проходивший неподалёку Волшебник. По отвесным, да ещё и мокрым стенам Тигрёнок смог вылезти, только по стволу очень длинного, сухого, но ещё крепкого дерева, комель которого Волшебник спустил в овраг. Увы, за несколько прошедших лет дерево сгнило. Его ветки смягчили падение — и это всё, чем оно могло им помочь на этот раз. Тигрёнок попробовал вскарабкаться по стене — куда там! Промёрзшая, гладкая и скользкая стенка не оставляла никаких шансов на то, чтобы за неё зацепиться или проделать в ней ступеньки. Сделав ещё несколько безрезультатных попыток, он отступился и сел на ветки…

Волшебник с интересом рассматривал стены, и Тигрёнок решил, что тот размышляет, как им выбраться из ямы. Вопрос очень уместный! Тигрёнок тоже призадумался. По мере размышления ему становилось всё грустнее и грустнее.

Конечно, здесь было безветренно, и разгорячённый Тигрёнок не сразу вспомнил о том, как сурова бывает зима к тем, кто голоден и бездомен. Однако очень скоро морозец стал пощипывать — ночь обещала быть морозной. Он также вспомнил, что, пока они шли полем, ему не попалось никаких других следов, значит, вряд ли их кто-то услышит и сумеет помочь выбраться. А самая печальная мысль пришла напоследок — он ведь не только сам провалился, но ещё и Волшебник сидит здесь по его вине! Ах, если бы он не прыгал так беспечно! Если бы он смотрел внимательнее по сторонам — он мог бы узнать это место и обойти! Пусть бы он, Тигрёнок, один провалился! Мысли, и так тяжёлые, становились невыносимыми от безвыходности.

Тигрёнок посмотрел на Волшебника. Тот не выглядел ни испуганным, ни обрадованным. Просто сидел и был спокоен, как будто ничего не случилось.

Тигрёнок решил, что, наверно, у него есть какой-то план: ведь он же Волшебник!.. и стал ждать. Через некоторое время он заметил, что спокойствие Волшебника его начало раздражать и сердить: неужели он не видит, что он, Тигрёнок, уже замёрз, и проголодался, и хочет домой!

Мрак быстро сгущался и начал затапливать яму. Также быстро сгущались мрачные мысли Тигрёнка. Наконец, устав бороться с холодом, стыдом и раздражением, он спросил:

— Волшебник, а как нам отсюда выбраться?

— А ты уже хочешь выбраться? Я думал, что ты привёл меня в ещё одно интересное место! Здесь ведь действительно необычно. Согласен?

Тигрёнок был поражён! Конечно, место было необычное. И если бы он не был так испуган, утомлён и расстроен, он, может быть, тоже смог так к нему отнестись. Не дождавшись ответа, Волшебник продолжил:

— Отсюда непросто выбраться. Ты точно не планировал сюда попасть? И, стало быть, не знаешь как отсюда выбраться?

Тигрёнок только кивнул. Ему было очень неловко. Невыносимо. Он чуть не заплакал.

— Ну, ладно. Не расстраивайся. Выход есть.

— Правда?! Какой? — Тигрёнок приободрился.

— Трудный. Но, пожалуй, мы сможем выйти.

С этими словами Волшебник встал, взял кусок ветки и подошёл к ровной и гладкой стене оврага. Взяв палочку как кисть быстрыми, но точными движениями он набросал на стене дверь.

— Вот, — сказал он. — Открывай дверь и пойдём.

— А куда? — спросил озадаченный Тигрёнок первое, что пришло ему в голову.

— Куда хочешь! — ответил Волшебник.

— А как? — Тигрёнок с сомнением посмотрел на нарисованную дверь.

— Как обычно. Берёшь за ручку и открываешь, — казалось, Волшебник был даже слегка озадачен вопросом.

— Может, вы сами?

— Но я же не знаю, куда ты хочешь! И потом, я не могу открыть эту дверь.

Её можешь открыть только ты. И только, если очень захочешь. Чего ты хочешь сейчас сильнее всего?

Тигрёнок подошёл к двери и сказал ей: «Я хочу выбраться из ямы!»

… Ничего не произошло, хотя Тигрёнку на миг показалось, что дверь как-то изменилась.

— Не получается, — обиженно сказал Тигрёнок.

— Да, — согласился Волшебник, — Потому что ты не веришь, что у тебя получится.

— Я хочу домой! — Тигрёнок представил, что перед ним — дверь родного дома. Дверь, на которой он знал каждую трещинку. Дверь, ручка которой так привычна. Он взялся за неё и потянул. Дверь не открылась. Он потянул сильнее, ещё сильнее, дёрнул… дверь не шелохнулась. Она явственно проступала в стене оврага, и теперь Тигрёнок это видел чётко, это та дверь, которая была в его доме.

Волшебник подошёл и добавил ещё несколько штрихов, и проступила часть стены и окно. Но, как ни старался Тигрёнок открыть дверь, ничего у него не получалось. Он устал, и теперь, когда за дверью, так близко (он уже был в этом уверен!) был его дом, теперь, когда всё зависело от него, теперь, когда спасти их мог только он — ничего не вышло. Ещё никогда в жизни ему не было так горько.

— Что же я делаю не так? — чуть не плача спросил он.

— Ты должен назвать своё главное желание, — сказал Волшебник и так посмотрел на Тигрёнка, что заглянул в самое сердце. Тигрёнок испугался и понял, что для него сейчас самое главное и, одновременно, самое трудное.

С трудом проглотив ком, стоявший в горле, он поднял на Волшебника глаза, полные слёз, и сказал: «Я не хочу быть виноватым! Простите меня, пожалуйста! Простите!» Это были слова, произнести которые ему было труднее всего в жизни. И на короткое мгновение ему показалось, что он опять проваливается в пропасть. «Ты ни в чём не виноват, и, конечно, я прощаю тебя!» — тёплый взгляд Волшебника как будто подхватил падающего Тигрёнка. Он почувствовал, как тёплая волна окатила его с ног до головы, окутала и наполнила его чем-то лёгким. Он почувствовал неимоверное облегчение, тяжесть свалилась с плеч, и появилось радостное ощущение, как будто Тигрёнок превратился в воздушный шарик, готовый улететь в небо.

Несколько коротких мгновений показались Тигрёнку вечностью. Он широко улыбнулся Волшебнику и спросил: «Хотите чаю? С малиной!» Волшебник с улыбкой кивнул и ответил: «Конечно!» Тигрёнок легко распахнул дверь, сказал: «Проходите, я быстро!» — и побежал на кухню ставить чайник. Он слышал, как Волшебник вошёл следом и плотно, чтобы не выстужать дом, закрыл дверь.

Добавить комментарий