«Доедай суп, бабушка старалась», «Надень шапку, тебе холодно», «Не выдумывай, что кофта колется» — и другие запреты на контакт с собой. Почему мы накапливаем переживания? Почему блокируем и прячем сильные эмоции — гнев, страх, разочарование, до тех пор, пока они не начинают нас разрушать?

Предлагаю вам разобраться, как срабатывают в нас ловушки-установки из детства.

«Мальчики не плачут, хорошие девочки не злятся»

В процессе воспитания мы рассказываем детям, как себя вести. И это нормально. Мы воспитываем своих детей, чтобы они могли жить в обществе: что можно делать в этой ситуации, а что можно делать в другой ситуации. И таким образом у детей появляются какие-то установки, убеждения, которые потом заставляют сдерживать и подавлять переживания.

Мы сейчас стараемся быть осознанными родителями, слушать лекции и читать книги. Мы знаем, как правильно растить детей, как «зеркалить» чувства, как контейнировать, как обнимать. Но если у нас самих не было такого детского опыта, то нам очень сложно претворить все эти прекрасные идеи в реальность. Мы действуем из привычного, из того, как нас растили, из тех паттернов, которые мы усвоили в детстве, из того, что мы видели и слышали. Это всё в нас отпечаталось.

  • «Не смейся слишком громко».
  • «Мальчики не плачут».
  • «Хорошие девочки не злятся, не ругаются, не топают ногами, не размахивают руками и, тем более, не дерутся».
  • «Хорошие дети делятся игрушками и не выражают своей злости по этому поводу».
  • «Не рассказывай о том хорошем, что у тебя есть».
  • «Не будь эгоистом».
  • «Не говори слишком много о себе».
  • «Не хвали себя».
  • «Не проявляй, что ты чем-то гордишься».
  • «Веди себя тихо и скромно».

Такие установки и убеждения заставляют нас сильно сдерживаться и, например, вообще никогда не показывать свою грусть. Или злость. Или отвращение.

Слабый контакт с отвращением

Отвращение — это прекрасная и базовая эмоция, которая сигнализирует о том, что с нами происходит что-то не то.

О том, что нам не подходит, нам не нравится. Чего мы не хотим. Что для нас вредно, опасно, неприятно.

О том, что чего-то уже слишком много, пусть даже хорошего, приятного и классного, но уже перебор, «всё, хватит«.

Но большинство из нас не в контакте со своим отвращением, и мы не понимаем эти сигналы. Нас могли кормить насильно. Или нам отказывали в том, что мы можем на что-то сказать «нет».

  • Мы говорили: «Нет, спасибо! Я больше не хочу, я наелся», — и слышали: «Нет, не встанешь из-за стола, пока не доешь», «Как же так! Бабушка готовила — доедай».
  • Мы говорили: «Мне не холодно, я пойду в расстёгнутой куртке», — и слышали: «Нет, застегни немедленно. Мне же холодно. Значит, и тебе должно быть холодно. Поэтому застегни куртку».

Другими словами, нам не верили в том, что мы можем сами отвечать за свою терморегуляцию. Или что мы можем сами отвечать за своё насыщение и пищевое поведение.

Нам могло чего-то не хватать, не обязательно еды, а, например, общения со сверстниками, а взрослые за нас решали, что хватит.

Или нам запрещали читать книжки. «На сегодня достаточно, откладывай книжку». И мы дочитывали самое интересное с фонариком под одеялом.

Наш контакт с чувством отвращения, когда можно было бы говорить:

  • «Всё, мне достаточно».
  • «Мне это больше не нужно».
  • «Мне это не подходит».
  • «Я этого не хочу».
  • «Мне это сейчас не нужно» — был неоднократно нарушен.

И мы сейчас не очень-то понимаем, вот та ситуация, которая сейчас с нами происходит, — это мне Ок, мне надо это потерпеть, к этому как-то нужно приспособиться, или это перебор?

Нас очень много учили терпеть того, что нам не подходило. И отказывали нам в праве заявлять о том, что нам это не подходит. И поэтому мы терпим даже в тех ситуациях, в которых терпеть не обязательно.

Мы боимся конфликтов. Мы боимся сказать:

  • «Нет, это не ваше дело»,
  • «Нет, я не буду об этом рассказывать»,
  • «Я сейчас не хочу об этом говорить».

Мы очень много терпим, в том числе и что-то потенциально хорошее, потому что «если я откажусь сейчас обниматься, то человек может обидеться, поэтому я продолжу с ним обниматься«.

Или скажем: «Да, секс был прекрасен, но мне хватит», — но партнёр хочет ещё, а мы не можем сказать: «Мне достаточно».

Мы боимся обидеть. Боимся показаться не такими хорошими, какими нас хотят видеть. Боимся, что нас не будут принимать, что нас отвергнут. И мы сдерживаем свои переживания и позволяем им переполнять наш эмоционально-физический контейнер.

Продолжение следует.

Добавить комментарий