Внушаемы. Очень.

И вы, читающий эти строки, тоже. У внушаемости есть две стороны: первая положительная — на внушаемости держится весь процесс научения человеческого существа. Ты обучаем настолько, насколько ты внушаем. Ни больше, ни меньше. То есть эта сторона внушаемости — «положительная», «добрая».

Но есть и оборотная, «отрицательная» сторона…

Вообще в психологии нет «хорошего» и «плохого». Нет доброго и злого. Как нет этих категорий, например, в буддизме. Да и в принципе — нет. Есть просто факт: ни плохой, ни хороший. А каким он станет в тех или иных обстоятельствах…

Так вот, оборотная сторона человеческой внушаемости заключается в том, что за истину можно выдать практически любой факт — если его правильно преподнести. Если знать некоторые тонкости устройства человеческой психики…

…Именно эту особенность я и собирался продемонстрировать моему коллеге, психологу, с коим больше недели назад у нас вышел разговор о возможностях гипноза и человеческого разума вообще. Слова — словами, но когда человек видит те же слова, подтверждаемые делом — воспринимает ту же информацию уже совершенно иначе.

Выбрав из своего плотного графика относительно свободное утро, я позвонил коллеге, пригласил его на встречу, пообещав немного острых эмоций.

 — Кстати, ты же в юности стропальщиком работал? — Невзначай спросил я коллегу. На самом деле «невзначай» было преднамеренным, ибо я точно знал, что собирался делать. Получив положительный ответ, попросил его захватить своё старое, в красной «корочке», удостоверение погрузочных дел мастера. На вопрос «зачем?» многозначительно ответил: «Надо»

А далее, отправившись к ближайшей станции метро, мы делали обычный уличный трюк, вариации на тему которого я придумал тут же, на ходу. Коллега стоял поодаль; я подходил к людям (выборочно, к кому «душа ляжет») и, установив визуальный контакт (просто — глаза в глаза), говорил: «Привет! Я работаю в цирке маленьким клоуном. Мой рост 170 см». Потом многозначительно улыбался, если девушка, то подмигивал, и уходил…

Сразу после меня к человеку подходил мой коллега и уверенно (я дал ему жёсткие инструкции действовать решительно-нагло и никак иначе!) громко говорил: «Здравствуйте! Капитан Очевидов, Федеральная Служба Безопасности (далее демонстрировал корочку стропальщика в развёрнутом виде и убирал, ткнув пальцем в разворот). Мы разыскиваем одного человека, вот его фото. У нас есть все его приметы, но мы не смогли установить его рост. Нам нужна ваша помощь». (Демонстрирует моё фото на экране смартфона).

И далее он просил примерно показать мой рост. К слову, мы с коллегой одного роста (188 см), что никак нельзя спутать со 170 сантиметрами. Все опрошенные (11 человек) сакцентировали внимание на озвученных мною 170 сантиметрах. Тогда мой коллега подносил ладонь к своему плечу и спрашивал: «Примерно вот такого роста?».

Девять из одиннадцати опрошенных твёрдо ответили: «Да!», — на что «капитан» уточнял: «То есть примерно мне по плечо?» — и получал снова тот же ответ: «Да!». И лишь двое как-то неуверенно сказали: «Да вроде выше…». «Уверены?» — строго спрашивал «капитан». «Ну, чуть пониже вас…».

Как хрестоматийное — «я цыганка с золотыми зубами»

«Нужны ещё примеры, капитан?» — с иронией спросил я коллегу после того, как мы отошли от метро.

«Надо было на камеру заснять», — ответил коллега.

«Дело в том, что в присутствии камеры трансовые реакции человека непредсказуемы, — ответил я. — Это как выступать перед толпой — наедине с приятелем все могут прочесть стишок или рассказать историю, но стоит поставить человека перед десятью незнакомыми людьми — появляется волнение, тремор рук и прочий неврозный набор. Две трети уличных сценок-представлений-фокусов — договорная постановка, и этим мы точно заниматься не будем. Скрытая камера — хороший вариант, но она должна быть очень скрытой — для чистоты опыта».

А ведь я это сделал, даже не погружая действующие лица в гипноз! Ну, почти…

«Надо было добавить, что я маленький клоун в красном капюшоне», — подумал я…

Ежедневно вот такие внушения мы слышим везде. Если вдуматься, то получается такая картина. Знакомые делятся с нами своей интерпретацией новостей в мире, телевизор показывает нам свою версию обстановки в стране, друзья в тесной компании, абсолютно незаметно для нас, прививают нам свои ценности. И мы, забывая о своих истинных желаниях и ценностях, понемногу, незаметно, начинаем верить, что видим маленького клоуна в красном капюшоне, и превращаемся в часть чего-то целого, теряя индивидуальность…

Внушаемость — одна из типичных черт человеческого существа. За свою жизнь я не встречал ни одного невнушаемого человека, даже если речь шла об избирательной внушаемости. Без внушаемости человек необучаем.

А вот что с этой внушаемостью делать — зависит от моральных качеств того, кто этой внушаемостью пользуется…

Добавить комментарий