В первую очередь, хочется обратиться к родителям, чьи дети имеют подобные диагнозы. Рассчитывать только на то, что в возрасте ребёнка 3–7 лет с аутизмом, задержками психического и речевого развития, работая только с карточками за столом в кабинете у логопеда, и ждать, что придёт долгожданная речь, к примеру, не приходится. Объясняю: каждая функция в своём развитии у любого человека предуготована! То есть для развития чего-либо необходим фундамент, на базе которого и строится нужное нам! И никак иначе! Выше головы не прыгнешь!

В 3–6 лет должен вам ребёнок сидеть за столом 30 минут? (Нет, не должен!) А что должен? Правильно: прыгать, бегать, лазить, ударяться, падать — интенсивно изучать своё тело, нюхать, трогать, рвать, слышать, видеть, изучая мир вокруг. Вы скажете: «Он и так хаотично носится и всё время!» А те дети, сенсорные системы которых работаю неправильно, вынуждены носится, всё нюхать, трогать втройне, чтобы получить какую-то информацию от мира. У одних детей нарушена кожно-кинестетическая чувствительность, у других проприоцептивная, то есть мышечная чувствительность (такие дети любят часто обниматься, а могут и кусать себя), другим нравится всё нюхать (волосы мамы, предметы, вещи). За счёт таких манипуляций дети заполняют пробелы нехватки информации об окружающем мире и могут снимать тревожность, вызванной этой нехваткой. Причиной таких феноменов в поведении является нарушение функций сенсорных систем: слуха, тактильной чувствительности, проприоцептивной, а также их интеграции — то есть взаимодействия. Если ребёнок в полной мере получает сигналы от всех сенсорных систем, и они хорошо объединяются для полноценного представления о предметах и явлениях окружающего мира, то и обучение этого ребёнка происходит значительно быстрее. Поэтому обучение ребёнка речи и мышлению никак не может быть без хорошей мышечной и кожно-кинестетической чувствительности, без нормального развития вестибулярной системы и координации движений, чувства баланса тела, знания схемы тела (что и где у меня находится). Ребёнок себя не чувствует, а мы его хотим научить читать к примеру!

А вот возьмите такие феномены в поведении, как гиперактивность (особенно при СДВГ, которая у каждого второго особенного ребёнка), раскачивание головой и телом — для чего ребёнок это делает? Отвечу: чтобы быть в состоянии сознания, а не для того, чтобы вас раздражать своим поведением! Такие симптомы у детей с СДВГ — ничто иное, как вынужденная стимуляция. Ретикулярная формация — мозговая структура, которая находится в стволе мозга, отвечает за регуляцию сна и бодрствования и тесно через нейронную сеть связана с вестибулярной системой. Так вот эта самая ретикулярная формация работает неправильно, и пока ребёнок двигается (а именно в движении вестибулярная система наиболее активно работает), он остаётся в состоянии сознания, и его мозг активно работает, так как вестибулярная система «будит» ретикулярную формацию. Если мы ребёнка с СДВГ посадим надолго с карточками за стол, то он просто перестанет думать. Здесь надо ещё сказать, что вестибулярная система «будит» и кору головного мозга, которая осуществляет непосредственно когнитивную деятельность. Поэтому занятия с карточками надо чередовать с подвижными играми: движение — состояние бодрствования — умственная деятельность. Именно по этой схеме возможно обучение у детей с СДВГ. А на деле получается так: ребёнок сидит неподвижно — засыпает, соответственно, информации в мозг поступает гораздо меньше. Эффективность обучения значительно снижается, и временной отрезок обучения растягивается. Оно нам надо?

Вы спросите, что делать? Как нормализовать функции сенсорных органов, вестибулярной системы, как сделать так, чтобы ребёнок мог адекватно воспринимать стимулы, перерабатывать их и выдавать нужную, адекватную реакцию? Ответ прост — это занятия по нейропсихологической коррекции! Что мы с детьми делаем на нейропсихологической коррекции: исходя из нейропсихологического статуса ребёнка (то есть того этапа развития, на котором сейчас находится состояния отделов его мозга и психических функций, их обеспечивающих), мы восполняем те этапы онтогенеза (развития ребёнка), которые были прерваны, искажены, отсутствовали. Например, ребёнок не ползал как при нормальном развитии, а в скором времени пошёл. Некоторые родители порадуются этому: дескать, быстро он у меня развивается! Ан нет! Ничего хорошего в этом нет. Именно на этих этапах у ребёнка закладываются те необходимые нейронные связи, которые нужны ребёнку для нормального развития, в том числе речи и мышления, и не говоря уже о его способностях к чтению и письму. И тогда мы (говорю мы, потому что занятия проходят с одним из родителей зачастую) учим ребёнка сначала держать голову, переворачиваться на живот, ползать по-пластунски, ползать сидя, на четвереньках, и не просто так, а следим за правильным распределением мышечного тонуса, за тем, чтобы ребёнок мог совершать как односторонние, так и перекрёстные координации рук и ног и т.д. На занятиях мы не только ползаем, но и дышим (для того, чтобы наполнить мозг кислородом и отрегулировать дыхательные функции, что очень полезно для осуществления речевых функций), растягиваем мышцы (что необходимо, чтобы не было мышечных зажимов. Иначе сигналы от тела в мозг поступают ограниченно, а значит, ограничены и знания об окружающем мире). Так мы выстраиваем вертикальные нервные связи между подкоркой и корой, для того чтобы подкорка давала энергию для коры мозга. Если ребёнок утомляем или чрезмерно активен, то способности к обучению снижаются. И это лишь небольшая часть всего того, что мы делаем на занятиях.

А вот теперь расскажу о том, как же мы помогаем запуску речи, как готовим её возникновение. Всё это происходит через развитие необходимых для возникновения речи нервных связей. Чтобы речь появилась, мало сидеть у логопедов. Если у вашего ребёнка мало связей между полушариями (комиссурных), то понимание речи не будет происходить, да и собственно речевых звуков будет мало. Вот здесь в нейропсихологической коррекции существует множество упражнений, которые направлены на развитие межполушарного взаимодействия, которые мы делаем с детьми.

Другая проблема (в составе той же алалии): допустим, ребёнок произносит отдельные звуки, но они никак не выстраиваются в слова, а потому что, опять же, нет связей между левой височной долей, левой теменной и премоторной областью. Такие связи необходимы для смены серийных движений, в том числе и для смены артикуляций (звуков речи). И здесь в нейропсихологическом арсенале множество упражнений для развития этой функции. И это помощь не только для развития речи, но и для того, чтобы ребёнок мог быстрее переключаться с одного задания на другое, не «застревал» в каком-то виде деятельности.

На занятиях мы учимся кидать и ловить мячи различными способами — как большие, так и маленькие мячи-прыгуны, кидаем мешочки в разных направлениях, развивая ловкость, улучшая зрительно-пространственные функции, мелкую и крупную моторику, зрительно-моторные координации, регулируя мышечный тонус и мышечную чувствительность. Развиваем вестибулярную систему и улучшаем функции сенсорной интеграции, выполняя упражнения на балансире. Делаем пальчиковую гимнастику, тренируем функции программирования и контроля деятельности. Вы хотите сказать, что всё это не нужно для возникновения интеллекта и речи? Ошибаетесь! Это то, на чём строится речь и интеллект. Вот почему выше головы не прыгнешь, сколько не долби одно и то же.

Но только на двигательных упражнениях нейропсихологическая коррекция не заканчивается, это лишь первая ступень. Далее включаются методы когнитивной коррекции. И, исходя из нейропсихологического статуса ребёнка, выбираются те методы, которые доступны ребёнку на данный момент, и с помощью которых может быть выстроена дальнейшая коррекция.

У тех детей, которые ходят на занятия по нейропсихологической коррекции, отмечаются более быстрые результаты по запуску речи и других необходимых функций. Поэтому-то и занятия с логопедами и другими специалистами становятся более результативными. То, что было ребёнку недоступным, становится вполне достижимым. Жалуетесь на откаты в развитии ребёнка? Вот мой вам ответ: на нейропсихологической коррекции (при условии регулярного посещения занятий) образуются необходимые нейронные связи за счёт многократного повторения упражнений, тем самым связи укрепляются за счёт покрытия миелиновой оболочкой (это есть то самое белое вещество в мозге, нехватка которого и приводит к откатам и задержкам в развитии). Тем более, упражнения постоянно усложняются, добавляются новые, исходя из принципа обучения ребёнка в зоне ближайшего развития. Все упражнения невидимой нитью пронизаны обучением дисциплине, умению выполнять упражнения по команде взрослого, развивают произвольную регуляцию — то есть учат делать то, что нужно в данный момент, а не то, что импульсивно хочется. Это то, о чём вы мечтаете, дорогие родители?

Занятия с логопедами, музыкальные занятия, Томатис, БАК, массажи необходимы, но нейропсихологическая коррекция должна быть обязательным пунктом в вашем расписании занятий (2–3 раза в неделю). Детский мозг пластичен и поэтому более обучаем. Чем быстрее вы обратитесь к нейропсихологу, тем быстрее и активнее будет происходить коррекция задержек в психическом развитии ребёнка. Конечно, для применения методов двигательной коррекции существует противопоказание — эпилептическая активность (для исключения таковой необходимо сделать ночной мониторинг). Но даже в этом случае нейропсихолог выбирает доступные для ребёнка упражнения.

Добавить комментарий