Практически с каждым своим клиентом на терапевтической сессии я сталкиваюсь с большим желанием уйти и убежать от своих чувств, заблокировать их, заглушить и отвлечься от них. Иногда на нашей встрече человек может просто, не останавливаясь, говорить, полностью заполнять пространство разговором, погружаться в детали, в рассуждения, говорить о ком-то, не о себе, и этот поток может длиться всю сессию. Да, человеку нужно выговориться, снять напряжение, но если это становится таким вот регулярным способом уйти от настоящих переживаний «здесь и сейчас», то это можно принять как сопротивление чувствам, которые внутри человека его «обжигают», причиняют боль, сильный дискомфорт, и хочется даже на встрече у психотерапевта их не будоражить. Иногда приходится этот поток останавливать, говорить — «Подожди, что с тобой сейчас происходит, похоже, есть какие-то чувства, которые вызывают сильное беспокойство и тревогу, давай остановимся и посмотрим, что с тобой». Конечно, после такой паузы бывают важные открытия для терапевта и самого человека. Часто человек убегает и от своих чувств, своего «отчаяния», боли, страха, заполняя свою жизнь постоянно какой-то активностью, ему нужно быть в «экшне», движении, действии, ему сложно остановиться — работа, спорт, поездки, походы, обучение, самосовершенствование, придумываются какие-то дела даже в выходной, человек не может усидеть на одном месте. Даже в отпуске такие люди не могут просто лежать на пляже и созерцать природу, это время наполняется какими-то планами, кучами экскурсий, им сложно сделать паузу, поймать своё состояние и побыть в пустоте. Таким клиентам я иногда предлагаю сделать полезное известное упражнение: сесть в тихом месте, где никого нет, и они могут быть совсем одни, выделить час времени и просто ничего не делать, даже не ходить и вставать, никакой активности, никаких смартфонов и т.п. Это оказывается, в принципе, очень сложным упражнением для многих людей, особенно тем, кому тревожно находиться наедине с собой и своими переживаниями. Но, справившись с ним и периодически практикуя его, возникают важные и ценные мысли, а главное — чувства и состояния, от которых мы «диссоциируемся».

Несмотря на такие сопротивления, клиент приходит к психотерапевту и за такой помощью — чтобы ему помогли облегчить ту боль, которая заставляет его «забываться», а для этого помогли раскрыть его чувства. Мы очень противоречивые и сложные создания — с одной стороны хотим, чтобы обратили внимание на наши сильные чувства и хотим этого облегчения, принятия со стороны других и самого себя, хотим их выразить и оказаться в них, а с другой — наша психика защищается от этого разными способами и «придумывает», как можно себя уберечь от этого. Я здесь не буду много говорить о сопротивлении, защитах (их выделяют порядка 20–30), типах личности, которые в этой статье могут вырисовываться, принятые в психоаналитической парадигме. Отмечу, что эти наши «бастионы психики» не зря возникли, и они нас долгое время выручали, помогали жить дальше, и просто так их нельзя разрушить, не позаботившись о создании другого способа, более жизнеспособного, чтобы справляться с болезненным переживаниями, воспоминаниями, чувствами. Важнее изучать и исследовать терапевту вместе с клиентом его способ жить, его паттерны, важнее их принимать, а не разрушать, в надежде на освобождение, в этом случае мы разрушим «иммунитет» человека.

Бывает, что эти защиты уже становятся негодными в борьбе с болью, человек уже не справляется с жизненными кризисами привычными способам. Ко мне часто приходят на длительную терапию люди 30–35 лет и говорят примерно одно, что раньше они могли вообще не замечать свои болезненные переживания, легко забывали, вытесняли, переключались, вырабатывали объясняющую установку, концепцию, видели причину своих неудач других, и это помогало, бежали дальше, жили без мучительного брожения своих переживаний, чувств, страхов, которые сейчас уже прорываются в виде панических атак, депрессии и апатии, срывов на близких, психосоматических заболеваний, бессонницы и ночных кошмаров, внутреннего сжигания колоссальной энергии и т.п.. Конечно, с возрастом психика утрачивает свою гибкость и с новым ударом жизни, кризисом может уже не так эффективно справляться, как раньше, когда быстро «латались» раны и ушибы, изобретались новые способы переработать это.

Что же происходит, когда мы держим в заточении наши чувства и переживания, не даём им право на существование? Ущемляется наша важная часть — чувственная и эмоциональная сфера, она опасна, не управляема, мы не знаем, как с ней обходиться, нас этому не обучают, а прививают другое — игнорировать её. Проще опираться на рациональное объяснение, аргументацию, попытку не прожить и испытать эти чувства, а в лучшем случае проанализировать поступки, мотивацию, да и сами эмоции, а часто и обвинить других людей в своих бедах, не брать на себя ответственность за происходящее. А лучше вообще заместить их другими переживаниями — мыслить позитивно, как некоторые советуют — «больше драйва, секса и алкоголя«, новых впечатлений, новых партнёров, новых путешествий, и вообще не думать о плохом, а думать о хорошем и получать только хорошие эмоции. Проблема в том, что человек может сам себя уговорить, но обмануть не может — как бы мы ни старались себя помещать в рафинированные условия идеального мира и не прятали голову в песок, человеку свойственно в своей жизни испытывать тревогу, страх смерти, одиночества, грусть и печаль, ощущать пустоту и бессмысленность своей жизни, злиться на других людей, испытывать обиду, вину, зависть, стыд и другие чувства, которые считаются очень неудобными и опасными для нас и для окружающих.

Приведу пример, когда клиент явно испытывает злость, гнев, раздражение в своей жизни, но это чувство у него под запретом, оно и социально не очень одобряемо, и разрушительно для других. Да и, будучи охваченным этим чувством, человек, например, в прошлом приносил боль другому, от него отворачивались близкие, он ощущал вину, что разрушает эти отношения, испытывал стыд перед другими, что так потерял контроль и «ударил в грязь лицом», сорвался. Ещё бывает и по религиозным мотивам человек запрещает себе злиться, ведь нужно относиться к другим с любовью и смирением, он от этого не перестаёт испытывать злость, но ещё больше закапывает себя в чувстве вины, считает себя плохим человеком, не достойным любви, наказывает себя. Или проявление агрессивных чувств может быть страшным и опасным, ведь могут быть последствия, где человек может подвергнуть опасности себя и своих близких. Вообще от злящегося человека другие люди отворачиваются, боятся его, осуждают. Но от этого мы не перестаём испытывать злость. Конечно, первый шаг к тому, чтобы не позволить ей с необузданной силой прорваться (а рано или поздно это происходит у тех, кто её сдерживает), это принять чувство злости, обратить на неё внимание, что это с вами происходит, охватывает вас, начинать говорить об этом, что вы испытываете злость. Чувствам важно наше внимание и принятие.

Отдельно стоит упомянуть чувства, возникающие при потере близкого человека — это может быть развод, расставание, уход человека или даже смерть. Это очень болезненные переживания, которые естественно возникают у нас, ведь мы теряем важную часть себя и своей жизни, и мы горюем, есть даже важные стадии прохождения этого процесса (отрицание, гнев, торги, депрессия и принятие). Но мы сами не хотим находиться в этом тяжёлом состоянии, заполняем это другими людьми, переключаемся на новые отношения, уходим головой в работу, ищем источники эмоций заменителей, наши близкие и друзья успокаивают нас — «Не грусти, всё будет хорошо, тебя не любили, или ты сам не любил, это был не твой человек, у тебя будут новые отношения и пр.» — и опять же пытаются не дать человеку побыть в своём горе. А это нужно, важно — прожить, отгоревать, отстрадать и тогда уже быть готовым к новым отношениям, новой жизни в своём другом состоянии.

Или зависть — чувство, которое тоже вполне естественно возникающее, когда мы видим более успешных людей, более «счастливых» в отношениях, на наш взгляд, более состоятельных в материальном плане и результативных в работе и делах. Но чувство это порицается как «некрасивое», «нехорошее», здесь ещё нагружается и чувство стыда за такие проявления, и человек отрицает, что это есть в его жизни. Можно сказать, в зависти есть положительные стороны, «доброкачественные», так сказать, когда человек ещё больше мотивируется, хочет ставить более высокие для себя цели, приводит себя в активность и стремиться к изменениям в своей жизни. Но человеку самому себе бывает сложно признаться, что он обращает внимание на других, сравнивает себя, видит, чего у него нет, и желает этого, вступает в здоровую конкуренцию. Бывает и «злокачественная» зависть, которая сжигает человека изнутри, не давая ему силы и энергии для стремления изменить свою жизнь, сделать её лучше, а в этом сравнении с другим возникает лишь желание лишить другого этого преимущества, а внутри мысль, почему же они более достойны, чем же они лучше, неужели я так плох! Возникает желание обесценить, унизить, разрушить «мнимый» успех, используя совершенно разные способы, но не обязательно тех «недостойны» людей, от которых возникает это ощущение неполноценности, а выбираются другие жертвы, которые обесцениваются, разоблачаются, временно наполняя внутреннее уважение к самому себе и достоинство этого человека. В практике выглядит это попыткой обесценить терапевта, группу, показывая своего превосходство в чём-либо и подчёркивая неуважение к мнению, качествам, проявлениям других людей. Один клиент такого склада, заходя ко мне в офис первый раз, с порога заявил — «И это тут вы сидите в такой коморке, это весь ваш офис?». Учитывая, что офис был совершенно стандартный для проведения консультаций.

Или одно из «запретных» чувств — обида, когда человек испытывает это переживание в ответ на какие-то унижения, поступки и проявления людей, которые болезненны, дискомфортны, но на вопрос, испытывает ли обиду, отвечает отрицательно и сам себя убеждает, что другой человек «хороший», он пытался сделать мне лучше, а то, что унижал меня, так это было в целях воспитания, или он просто ошибался, он не хотел причинить мне боль, я сам виноват и прочее-прочее. Идёт оправдание виновника этой обиды, ведь за этим стоит много болезненных чувств, а когда это раскрывается, то там может быть сильное самобичевание, принятие всей вины на себя за поступки других людей. А говорить об обиде, конечно, сложно, нас же учат «на обиженных воду возят», «что ты обижаешься и дуешься как маленький», «на маму не хорошо обижаться, я столько всего для тебя делаю» и т.п. Или эта обида показывает вообще слабость человека, он боится её выдать, что кто-то может его задеть. Но так важно иногда признать, что нам другой человек сделал или делает больно, и нас это обижает, не ища этому никаких объяснений и оправданий, а просто уделить внимание своё переживанию.

Чувство беспомощности очень страшное, доводящее до ужаса, но его испытывают все люди в течение своей жизни, и оно возникает, когда что-то может происходить вокруг нас, не поддающееся нашему влиянию, контролю, воздействию, когда мы сталкиваемся с естественными ограничениями нашей жизни, ведь человек всего лишь человек, и не всё в его власти — болезнь, смерть, какие-то поступки близких людей или их жизненный выбор, кризисы социальные и экономические и пр., всё это может вызывать чувство беспомощности и невозможности что-то изменить. С этим очень сложно смириться, попросить помощи у других, сказать, что я нуждаюсь, и ничего не получается, что я не могу справиться сам. В этом признание своей слабости, но и обретение силы и мужества принять свои ограничения и нужду в другом человек и его помощи.

Страх вообще социально неодобряемое чувство для мужчин, да и вообще для тех, кто считает, что наша жизнь борьба, а кругом хищники, и нужно быть сильным, чтобы выжить. Страшно испытывать страх. Но всем людям свойственно бояться (даже очень сильным, смелым, умелым и богатым, имеющим большую власть), они испытывают страх, но часто стараются это не показывать и не признавать внутри себя, хотя он не перестаёт существовать, это естественное проявление любого живого существа, в том числе и человека. Да, важно в каких-то ситуациях перешагивать через него, но в том числе и один из способов преодоления страха — это его признание, да, после этого сначала он празднует и нас захватывает, но потом ослабевает, когда мы с ним познакомились ближе.

Также нам тяжело окунуться в «депрессивное» ощущение пустоты, бессмысленности, потери мотивации и энергии, хотя каждый с этим сталкивается в своей жизни по разным причинам. Это и расставания, потеря близких, о которых я говорил, сокращение на работе, профессиональное выгорание, потеря смысла жизни и другие жизненные кризисы. Нам сразу хочется убежать, заполнить это, отвлечься, ведь «грустить» — это плохо, нужно поднять себе настроение, натянуть улыбку и сделать вид, что внутри нет этой печали. Но это очень небережливое отношение к себе и своему состоянию, когда, возможно, и нужно достичь «дна», чтобы от него оттолкнуться и выплыть, ведь именно в таком состоянии мы можем пересмотреть свою жизнь, найти новые смыслы, увидеть себя и мир по-другому, изменить свою жизнь. Без кризиса невозможно роста.

Таких чувств перечислить можно очень много, на которые есть внутренний блок, установка зажимания и удержания под контролем, запрет. Но людям свойственно их испытывать, и мы никогда от них не избавимся, как бы мы ни старались, не тренировались, мы можем «закупорить» бутылку, но они там всё равно будут бродить и выйдут наружу, навредив с большим уроном жизни человека, его отношениям с близкими, профессиональной реализации, его здоровью. Как правило, при длительной психотерапии заблокированные чувства вскрываются в отношениях между клиентом и терапевтом, выдают себя и разыгрывается там самая драма, которой наполнена жизнь человека вне кабинета консультаций, и не дающая ему освободиться, расти дальше и реализовать свой потенциал. Внимательный, чуткий взгляд терапевта на все эти проявления и обстановка принятия, доверия, заботы дадут ценный материал для плодотворной жизнеизменяющей терапии.

Добавить комментарий