Чампион Курт Тойч: «Человек может справиться с любыми обстоятельствами, сделать невероятные вещи, если захочет и сумеет понять и повысить своё сознание».

Продолжаем разговор о генетической предрасположенности. Мы наследуем от наших предков и родителей биологические, физиологические особенности организма, склонность к тем или иным болезням, а также модели поведения, мировоззрения и мировосприятия. Получается, что на мир и все события, происходящие вокруг нас, мы смотрим и реагируем через призму реагирования и образа мышления наших предков.

Один из основных постулатов в психогенетике: «Ритмика гена соответствует ритмике слова, и наоборот — ритмика слова соответствует ритмике гена». Получается, что мы думаем, рассуждаем и говорим, как наши прародители: и плохое, и хорошее. Исправлять приходится от обратного: меняем словесные паттерны (модели), образ мысли, речь, разговор и манеру общения.

Например, одна клиентка всё время повторяла: «Муж пропал, муж пропал». Когда я спросила, куда, когда и как часто пропадает её супруг, то услышала: пошёл с друзьями в баню, возится с машиной в гараже, пошёл в магазин, «застрял» на работе и т.д. Получается, что, когда мужа нет рядом, женщина называла это «муж пропал«, хотя она прекрасно знала, где он находится. Выяснилось, что оба деда клиентки погибли на войне: один пропал без вести, другой похоронен в братской могиле. Но речевой паттерн повторяет внучка, как когда-то её бабушки: муж пропал. Я порекомендовала называть вещи своими именами, чтобы не спровоцировать и не спроецировать нежелательную ситуацию.

Мы повторяем те же присказки, поговорки, «словечки», что и наши предки.

Есть же много фраз: «изменишь характер — изменишь судьбу», «изменишь речь — изменится жизнь», «сменишь лексикон — поменяется судьба». И самая известная Книга в мире начинается: «Сначала было Слово…». Библия предупреждает: «Не делай себе кумира,.. ибо я Господь Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих меня, и творящий милость до тысячи родов любящим меня и соблюдающим заповеди мои». Ответственность за грехи, таким образом, следует до четвёртого поколения. Это же гласит нам и генетика.

Мы с вами привыкли считать: привычки или черты характера формируются в процессе жизни, воспитания. Психогенетика добавляет: паттерн (модель поведения = устойчивая, специфическая, регулярно повторяющаяся, «узнаваемая» форма поведения) формируется предшествующим сознанием и опытом, длиной не только в одну человеческую жизнь — опыт семьи «до седьмого колена» заложен в индивидуальной модели поведения. И если мы хотим изменить привычки своего ребёнка, начинать надо с себя, разобравшись в истории своей семьи, потому что все наши самые лучшие намерения и старания «вложить» в ребёнка только хорошее разбиваются о старую семейную «обусловленность», «заданность», «настрой». И наше желание видеть своего горячо любимого наследника здоровым и счастливым противостоит массе семейных препятствий: надо найти эти «ловушки», понять и изменить семейный закон (закон рода).

Мы видим, в семьях «живут» и передаются из поколения в поколения модели осуждения, агрессии, насилия, отвержения, прерывания, беспомощности, ухода и т.д. Самой распространённой является модель подавления. Т.к. давление пережили многие прародители, которые первую мировую войну, прошли революцию, гражданскую войну и репрессии, перипетии коммунистического режима. Сами клиенты испытывали давление в семьях и школе и привыкли общаться с людьми с этой давящей позиции.

Формы отвержения чрезвычайно своеобразны: это и отвержение со стороны правительства, обманувшего доверие прадедов, переживших революцию и гражданскую войну, продолжившееся в массовых репрессиях и гонениях после фашистского плена. Это и отвержение в семьях, когда супруги покидают друг друга, изменяют, не любят. Это следствие родительской нелюбви по отношению к детям, а также отвержение со стороны учителей в авторитарной школе.

Модель потери: потеря веры в хорошее, любви и взаимопонимания, контакта во взаимоотношениях. Родители обычно «теряют» детей своих детей: они плохо учатся в школе, грубят, уходят из дома, болеют и т.д. Анализ жизненных историй показывает: модель потери присутствовала в семье предков, которые теряли детей в буквальном смысле — в результате болезней, несчастных случаев, войн. Алгоритм рода остаётся — меняются только декорации. Сегодня потери имеют другую форму, но если модель поведения живёт в семье, она всегда повторяется из поколения в поколение.

Часто встречается модель ухода: чаще всего проявляется склонностью к алкоголю, наркомании, игромании, разным заболеваниям. Это следствие пережитого давления: при этом часть людей выражает появляющееся напряжение открыто в разных формах агрессии, а другая часть склонна подавлять свои эмоции и поэтому «уходит» в болезни или алкоголь.

Тесно связана с подавлением одна из её форм — осуждение: склонность к критике, сплетнями, жалобами, обвинениям, злословию и т.д.

Есть модель прерывания или остановки: это и прерывание контакта в общении, прерывание беременности, брака, важного дела, учёбы в ВУЗе и т.п.

Проявления модели беспомощности: мамы не справляются со своими детьми, учителя не могут противостоять недисциплинированному классу, бизнесмены — обрушивающимися неудачами…

То, что сейчас дети уходят или убегают из дома, — это следствия беспризорности после революции и войны (родители этих детей — потомки самих беспризорников).

Меня всегда радуют успехи клиентов, когда находишь неэффективную модель, человек её осознаёт, понимает и прилагает свои усилия по преодолению и трансформации этого паттерна: результат порой ошеломляет!

Добавить комментарий