Уже не помню, то ли по совету приятелей, то ли сам как-то набрёл в интернете на ролик, но в итоге несколько вечеров было посвящено виртуальному погружению в удивительный мир Африки.

Компьютерная игра была посвящена вымышленной африканской стране, с совершенно потрясающей природой. Там было всё — от скалистых гор, раскалённых солнцем и тонущих в белых песках, до бескрайней саванны и непроходимых джунглей, скрывающих зеркала чистейших озёр. И ещё это место славилось безумным количеством крупнейших алмазов.

И бедностью. В крупных городах иногда можно было увидеть каменные дома, но обычно это были сооружения, напоминавшие шалаш из хвороста, а ещё чаще нечто собранное из облезлого металлического профиля, деревянных поддонов и железных бочек. Земляные полы, на них люди, одичавшая скотина, мусор. Странно, я не встретил собак… Такого понятия как мостовая, асфальтовая дорога, в стране не было. Только грунт. По которому двигалась самая удивительная техника. Объединяло её только общее состояние предельной изношенности.

Люди, местные и пришлые наёмники, самого разного вида, языка и культуры были заняты только одним делом — непрерывной войной. Они или сражались, или бежали из страны. По сюжету игры, в стране несколько десятков лет произошла революция, диктатор был свергнут, и с тех пор страна управлялась то одним, то другим лидером. Разные группировки непрерывно дрались между собой за власть. Иногда они мирились и даже объединяли свои усилия, но к асфальтированию дорог это, увы, не приводило. А проехать по этим дорогам войны можно было только на грузовике со станковым пулемётом.

Для компьютерной игры, «стрелялки», необходимость главного всё время стрелять понятна. Игра для этого и создавалась. Непонятно было другое. Сюжет. Антураж. Почему вдруг Африка? Обычно такого рода игры знакомят игрока с фантастическим миром монстров, безумных учёных, конструирующих киборгов или фентезийных рыцарей и чудовищ. Героя скорее встретит постапокалиптический пейзаж третьей мировой или коридоры космической станции. Но не насыщенная реализмом картинка, с вполне земными пейзажами и людьми. Странный выбор. Не вязалась у меня мирная страна с компьютерным шутером.

Но чем дальше разворачивался сюжет, тем всё больше я понимал, что авторы игры повествуют о безудержной вакханалии предательства, человеческой корысти и подлости. Герой, погружаясь в этот мир анархии, всё более сталкивался с тем, что востребованным в таких условиях может быть либо наёмный киллер, либо активист, организующий эвакуацию населения (за что главный герой, по сюжету, отдавал свою жизнь).

Странная, на мой взгляд, получалась повесть, какая-то «притянутая за уши». И тогда я начал гуглить, собирать материалы, смотреть отчёты путешественников.

Знаете…

Я, похоже, нашёл эту африканскую страну. По описанию, она реально существует на планете Земля. Именно такая, какой была изображена в игре. Эдакий компьютерный шутер, ворвавшийся в реальный мир…

И я задумался. Я не социолог и не работаю с психологией масс. Я психолог, и меня интересуют механизмы психики отдельной индивидуальности. Но массы состоят из людей, а законы коллективного бессознательного имеют отражение в каждом человеке.

Тогда что именно в личности может приводить к подобным разрушениям, масштаб которых может охватить целую страну? Как это сказывается на его окружении, близких, на его судьбе?

Ещё епископ Клойнский, Джордж Беркли, говорил, что «бытие — это или то, что воспринимается, или тот, кто воспринимает».

Кто же мы, заложники обстоятельств вселенной, рождённой неведомым нам разумом Бога, или демиурги, создающие собственный мир? И если верно второе, то почему рождаются миры, подобные этой африканской стране. Почему тогда люди (как отметили в обсуждении к предыдущей статье) не переходят «от погружения в себя к желанию видеть ближнего и помогать ему»?

Конечно, дать исчерпывающих ответов в рамках статьи на эти вопросы не получится, но можно определить основные закономерности и показать механизмы, которые эти закономерности определяют.

  • Закономерность первая.

Американский нейробиолог Бенджамин Либерт проводил эксперименты с прохождением нервных импульсов. Человек отмечал время, когда он принял решение, например, пошевелить рукой, а приборы фиксировали время, соответствующее возбуждению в коре мозга, и реальное движение руки. Предполагалось, что человек вначале отметит, что он решил пошевелиться, потом датчик зафиксирует возбуждение, а затем шевельнётся рука. А оказалось, что вначале возникало возбуждение, а спустя полсекунды человек отмечал, что он принял сознательно решение. То есть мозг, наше бессознательное принимало решение. А сознание только повторяло за ним. Это новость была настолько пугающей, что Ватикан собрал конгрегацию, пытаясь понять, что теперь делать с вероучением, если научно доказано, что никакой свободы воли не существует…

  • Закономерность вторая.

В 1740 году шотландский философа Дэвид Юм в «Трактате о человеческой природе» вывел свой принцип, который позднее назвали гильотиной Юма. Принцип утверждал невозможность перехода от суждений со связкой «есть» (описательных) к суждениям со связкой «должен» (содержащих предписание) исключительно на основании дедукции или логики.

То есть Юм говорил о склонности нашего Я основывать принятие решений на базе наличия некоторых фактов. Логически к этим решениям не приводящих. Например. Все мы дорожим своей жизнью и жизнью окружающих. То, что жизнь человека является ценностью, это наше убеждение. Теперь давайте посмотрим, как оно работает.

Многие видели ролик, в котором молодой человек пытается выдернуть колесо велосипеда из стрелки железнодорожных путей. А к нему сзади стремительно идёт электричка. Первый же позыв — окликнуть — сделать так, чтобы несчастный немедленно спасся.

А между тем между описанным фактом и желанием призвать к спасению нет логической связи. Кроме нашего внутреннего убеждения о ценности жизни. Что, если перед нами самоубийца?

  • Закономерность третья.

Монах и нейрофизиолог А. Ухтомский разработал учение о доминанте, управляющей нашим поведением (её работу и наблюдал Либет в своём эксперименте), а И. Павлов показал, как различные доминанты связываются между собой, заставляя, например, собаку слюнить не на еду, а на звук звонка.

Если сложить эти три закономерности, то мы получим следующую картину. Нами управляет бессознательное, которое основывается на внутренних ценностях и убеждениях человека, увязывая факты и необходимые действия.

Например, человек видит — в ответ на его просьбу власти страны отвечают отказом. Он активно протестует и требует от власти справедливости. Логично? Да, только если у человека есть убеждение о том, что любая власть, во-первых, не справедлива, а, во-вторых, услышит его потребности только в случае бунта. И если это убеждение, эта связка между доминантами «отказ» и «бунт» сформировалось у него в младенчестве, как ответ на поведение его нерадивых родителей.

То его сознание, ни секунды не сомневаясь, оправдает выбранную стратегию как «борьбу за свободу». И такой человек будет недоумевать, а скорее, ещё и сильно разозлится, если с ним завести разговор о разумности и эффективности действий правителей страны.

Получается, что, просто зная убеждения человека, можно предсказать его действия? Да. И более управлять ими, поскольку подобного рода глубинных, детских, бессознательных убеждений — совсем немного.

Почему люди не «переходят от погружения в себя к желанию видеть ближнего и помочь»? Ведь тогда подобный хаос становится невозможным. Но вспомните: нашими действиями управляет не только и не сколько наша сознательная воля, а бессознательное, скрытое от нас. Мы сами не замечаем, как, руководствуясь не логикой, а внутренними убеждениями, переходим от фактов, к стратегиям и действиям. И часто эти убеждения от нас скрыты, мы лишь «пожинаем» их последствия и оправдываем свои действия, так или иначе.

Так как же связаны наши внутренние убеждения и «желание видеть ближнего»?

Все мы «родом из детства». Можно много рассуждать о физиологии работы психики, о безграничном мире чувств, исследовать мысли, возникающие в момент стресса. Но, если мы хотим коснуться причин, то неизбежно возвращаемся в детство. Наверное, один из самых базовых психологических процессов, который в это время происходит — это привязанность.

Помните, знаменитый эксперимент с утятами? Утёнок запечатлевает образ матери, как первый предмет, который видит и следует за ним. Если вместо мамы утёнок видит пожилого экспериментатора, то следует за ним. Если вместо живого существа утёнку дают резиновый мяч, то он следует за ним. Согласитесь — это странно. Выглядит как сбой природы? Да, на первый взгляд. Но в следовании утёнка важнее другое — доверие. Утята учатся доверять миру и своей маме, даже если мама — это старик или вообще резиновый шарик. Этот опыт про то, какое значение в нашем мире имеет привязанность. Для жизни.

И человеческий ребёнок точно также с первых дней выстраивает свою привязанность к родителям. К сожалению, некоторые родители оказываются ничем не лучше резинового мяча. И тогда ребёнок сталкивается с настоящей взрослой проблемой доверия. Что делать с родителями, которые настолько поглощены собой, что вообще не обращают внимание? Ты для них не более чем робот, который должен чётко выполнять порученное. Эмоции, чувства, переживания, отношения — не имеют значения… Что делать?

Уйти туда, где ты нужен. Где тебя понимают, принимают и, наверное, любят…

Как доверять миру, в котором я только что оказался, когда тебя в любой момент могут застать врасплох и наказать. Например, заставить есть то, что не хочешь, делать то, что неприятно, и при этом непрерывно орут. Что делать, если любая попытка сделать что-то самому пресекается в зародыше, а каждый шаг подвергается жёсткому контролю?

Бунтовать, добиваться своего. И контролировать каждую мелочь, выявлять каждую попытку нарушить границы, права. Нам чужое не нужно, своего не отдадим…

А может случиться так, что этих родителей вообще нет. Вокруг чужие враждебные лица. Мир, в котором была обещана любовь на поверку, оказался фальшивкой, обманом, и желание мести всей вселенной просто сжигает изнутри. Что делать? Отвечать на удар своим ударом — на обман и ложь ещё большим обманом, манипуляцией, подставой. Управлением. И втайне надеяться, что, может, поймают, накажут и хоть так проявят внимание, чувства…

Но человек так устроен, что его потребности в принятии, понимании, принадлежности и признания никуда не деваются. Они есть, такова наша природа, и бессознательное чётко и неукоснительно делает всё для их удовлетворения.

И тогда на сцене появляется его величество Интернет. Огромное пространство, полное людей, полное возможностей получить то, что не вышло получить в детстве. Там есть любовь, она странная, вычурная, но ведь мир и так такой странный. Там есть борьба — есть кому врезать, и совершенно понятно, за что, и там бесконечные толпы олухов, которые только ждут, когда им скажешь, что делать. Кому верить, кого любить и с кем воевать.

И тогда одни организовывают бунт, который так нужен другим, и дарят любовь и поддержку в общем деле, которой так не хватает в нашем бедном мире. И этот бунт выплёскивается из сети на улицу, и люди кричат, и вздымают кулаки. Им кажется, что они борются с несправедливостью и добиваются лучшей жизни, но это всего лишь мишура оправданий. В каждом из них, в глубине их души, там, где нет даже лучика света сознания, прячется маленький ребёнок, который всего лишь хочет получить то забытое, утерянное в самом детстве, но очень нужное прямо сейчас.

Доверие и любовь.

Оно очень нужно, настоящие, неподдельное доверие и любовь, ведь если оно появится, то, может быть, тогда Ребёнок сможет выбраться на свет и увидеть рядом таких же брошенных детей, с которыми можно строить новый светлый мир.

Но, увы. Мы пытаемся простроить цепочку от фактов к ответным действиям не логикой, а через убеждения.

К сожалению, в нашем бессознательном сидят те убеждения, которые мы наработали в детстве. В ответ на те проблемы, с которыми столкнулись тогда. Они замечательные, потому что помогли выжить тогда. Но, увы, уже не актуальные сейчас. Для того чтобы обрести утраченное, не поможет ни интернет, ни митинг на площади. Психика всё равно будет ходить кругами — из-за разрушенного в детстве сценария бессознательного. Нужно изменить убеждения. Починить сценарий, а для этого нужно понимать, что конкретно менять и как это сделать. Эта работа, и работать нужно вместе с тем, кто знает, что и где искать, и как можно исправить. Вместе с психологом.

Добавить комментарий