Я веду писательский марафон, а сама по-прежнему сталкиваюсь с творческими тупиками. Когда это уже закончится, в самом-то деле!

Вроде всё знаю, и есть, о чём рассказать, а в горле комок. Мешает говорить и писать, парализует тело.

Телесные проявления — это серьёзно. Один из способ работы с ними — дать им голос, поговорить с ними.

Ну что ж. Достал этот комок. Поговорю, попытка не пытка.

— Привет, комок в горле!

*Молчит, смотрит исподлобья. Надутый, как жаба.*

 — Молчишь. Как вот с тобой разговаривать? Ты мне это… мешаешь! Во!

*Поводит круглыми глазамию*

— Я? Меша-а-аю? — наконец произносит он квакающим голосом лягушки из «Дюймовочки». Это тот, который поел, теперь можно и поспать, и который хотел жениться, а не учиться.

 — Конечно, ты. Стоишь прямо на пути моих гениальных мыслей. Не могу никак их сформулировать и записать.

 — Мне ква-какооое дело? — важно квакает он.

 — Ну как бы… — я теряюсь. Действительно, какое ему дело? Писать-то мне нужно. А ему вон, видно, и так хорошо.

 — Чего хотела-то? — недовольно вопрошает он. — Чай, не просто так побеспокоила?

 — Я хочу текст написать. А не выходит. Как будто ты меня останавливаешь. Душишь.

— Ясное дело. Я же жаба, это одна из моих обязанностей — душить. Ква.

 — Но это же бесчеловечно! — возмущаюсь я. — Ты же вредишь мне. Откуда ты взялся вообще?

 — Как откуда? Сама ж меня позвала. Я просто так никогда не появляюсь.

 — Как я могла тебя позвать? Я что, враг себе?

 — Не знаю, враг или нет, это ты сама с собой разбирайся. Фейсбук вчера читала?

 — Читала.

 — Думала, что никогда не сможешь так написать?

 — Думала.

 — Завидовала, что другие пишут, а ты отсиживаешься?

 — Завидовала.

 — Ну вот.

-???

 — И не смотри на меня так. Ты потому комок в горле чувствуешь, потому что страшно тебе с критикой встречаться. И чем ты профессиональнее и богаче опытом, тем страшнее. Завидовать-то да вздыхать, что другие вон, мол, что, конечно, проще. Пока не присвоишь свой опыт, да будешь всё на сторону глазеть да анализировать, почему у других всё получается, я тут сидеть буду.

 — Прикольно.

 — А то! Ручку взяла и вперёд. Мешаю я ей. Надо же, что удумала. Позовут сначала, а потом начинается вот это вот всё…

Какой интересный диалог. И комок сразу куда-то рассосался. Захотелось поделиться и тем, и этим. Истории посыпались, как горох…

И понимаю я, между делом, что избавиться от творческих тупиков навсегда невозможно. Можно только научиться с ними обходиться.

Немота — прекрасный повод сохранить себя, не встречаться с реальностью, с точкой зрения других. Навести флёру и загадочности. Безопасно и уютно, но скучно — жуть!

А, чтобы зазвучать, нужно проявиться. Работать, трудиться. Дать петуха, как без этого? Честно встречаться со своими тупиками и узкими местами. Неромантично ни разу, зато про реальность и свой собственный голос. Уникальный и неповторимый.

Который раз прохожу через этот опыт и убеждаюсь. Невозможно избавиться от творческих тупиков и преград раз и навсегда. Но точно возможно научиться различать, что мешает, давать этому голос, обходиться с самим собой бережно и внимательно. И писать. Осваивать свою свободу писать.

Добавить комментарий