Я уже писала о нарушении ролей в семье в статьях: «Муж и отец. Находим отличия», «Драма триангулированного ребёнка», «Парентификация — что это, и с чем её едят?».

Ещё одно нарушение, когда ребёнок находится на роли супруга. Это одна из самых распространённых семейных проблем.

Конечно, это происходит бессознательно и постепенно, например, женщина замечает, что муж уделяет больше внимания дочери, чем ей, жене. Она злится. И, вместо того, чтобы открыто сказать о своих чувствах мужу, понять, чего ему не хватает и изменить ситуацию, она молчит об истинных причинах своего недовольства и начинает проявлять злость косвенно. Например, буквально «тычет мужа носом» в его ошибки, критикуя за недостаточно ровно прибитую полку или пережаренный шашлык.

Муж, в ответ, тоже злится и тоже открыто не говорит о том, что его не устраивает, и в качестве компенсации ещё больше внимания уделяет дочери.

Отчаявшись переключить внимание мужа на себя, жена переносит недовольство мужем на дочь, фокусируя своё внимание на её недостатках.

«У тебя редкие волосы, кривые ноги, толстая попа». Как часто подобные слова на всю жизнь «застревают» в голове маленькой женщины, формируя её установку — «Я — уродина».

Чем больше девочка замечает недовольство мамы, тем крепче становится её связь с отцом, фактически, они становятся психологическими супругами. Отец — на роли мужа, дочь — жены.

Став психологической супругой отца, дочь начинает чувствовать себя «большой», более значимой и важной, чем мама. Она может позволить себе ответную критику в её адрес: «У меня редкие волосы, кривые ноги, толстая попа» (про себя), а «Ты — злая и никому не нужна» (вслух).

Вместо того, чтобы поставить границы, спокойно и уверенно сказать дочери, что «так говорить нельзя», мама «впадает» в детское состояние, начинает воспринимать дочь как равную себе и ведёт с ней «словесную перепалку».

Ситуацию мог бы спасти отец, если бы он поддержал жену, тем самым показав, что супружеский союз для него важнее коалиции с дочерью. Но, как правило, отец этого не делает, а иногда, даже наоборот, поддерживает в конфликте дочь.

Ситуация может быть и «зеркальной», когда, не сумев найти контакта с мужем, жена выстраивает союз с сыном, также превращая его в психологического супруга.

Иногда возникают коалиции и с детьми своего пола, но это случается значительно реже. Видимо, родитель бессознательно ищет в партнёре именно качества противоположного пола, создавая для себя иллюзию пребывания в идеальных партнёрских отношениях.

На самом деле, ребёнок является временным членом семьи, третьим «лишним» в союзе родителей. Иногда кажется, что осознание этого — травма для ребёнка. Однако гораздо важнее то, что на примере супружеских отношений родителей, ребёнок, вырастая, сможет построить собственные взаимоотношения с партнёром. И при гармоничной модели отношений между родителями отношения эти будут долгими, длиною в жизнь.

Пока ребёнок живёт с родителями, он может напитываться любовью мамы, находясь в контакте с ней, любовью отца, находясь в контакте с ним, а также, контактируя с ними обоими одновременно. Однако чёткое понимание, что для мамы важнее папа, а для папы — мама, даёт ребёнку возможность находить для себя новые контакты и увлечения, возможность устанавливать новые связи, постепенно взрослея и отдаляясь от родителей.

Это делается для того, чтобы впоследствии ваш ребёнок мог сказать: «Я счастлив, потому что мои родители любили друг друга. Я могу и буду жить также».

Добавить комментарий