Метафора (от греч. Metaphora — перенос).

Термин «телесная метафора» был введён представителями когнитивного направления в языкознании М. Джонсоном и Дж. Лакоффом и, таким образом, появился впервые в лингвистическом научном описании. Согласно когнитивной теории, метафора — один из основных способов познания мира, когда мы думаем об одной сфере в терминах другой, осуществляя, таким образом, классификацию реальности. Поскольку первой сферой человеческого опыта является его собственное тело, то в психике возникают образно-схематические понятия, которые осознаются, как хорошо знакомые структуры телесного опыта. Метафора в этом случае образована «от тела»: «рукой подать» — близко, «не видеть дальше своего носа» — не обладать прозорливостью, ножка стола, ручка двери, горлышко бутылки и т.д. С другой стороны, само тело может стать целью переноса опыта из другой сферы: «глаза — зеркало души», «сердце — не камень», огонь (о характере), легко загорается, угасает (о состоянии), скачет (о мысли). Мы ориентируемся в реальности, формируя метафору.

Рассматривая персональный путь развития человека, можно обнаружить, что лингвистическому способу познания мира предшествует другой, более интимный процесс формирования телесной метафоры.

Речь идёт об искусстве, достичь мастерства в котором мы стараемся с раннего детства: об адекватном выражении собственных душевных состояний с помощью движения и голоса (а так же рисунка, музыки, лепки и т.д.). Мы создаём подвижную, активную метафору самих себя. Мысли, голос, чувства и движения интегрируются в целое, которое отражает содержательную характеристику состояния. Человек решает задачу интеграции, ведь изначально, ему даны лишь части его тела, которые человек должен в процессе осознавания преобразовать в некую целостность. Философ Иоганн Фихте по этому поводу заметил: «Оно (тело) не есть предмет внутреннего созерцания, так как нет внутреннего общего чувства всего тела, а только частей его, например, при боли…». Фихте говорит о том, что человек должен ещё овладеть телом, сделать его для себя видимым, а для этого необходимо телесное осознавание, чувствование себя. Телесность (проживание психофизиологических и биоэнергетических проявлений тела) развивается вместе с человеком и проявляется, как метафора, в экспрессивных формах.

Телесная метафора, как терапевтический инструмент, так же не является формальным объектом телесно-ориентированной терапевтической модели, это всё тот же природный процесс обретения телесности и постижения окружающего и внутреннего миров. В ТОП функция телесной метафоры состоит в том, чтобы организовать, формализовать связь телесного переживания и психологической реальности, в рамках которой пребывает человек. Происходит описание «неописуемого»: непрерывного внутреннего переживания в терминах понятий, взятых из другой, более дискретной, имеющей конкретные границы, области. Объективация процесса или классификация реальности — тело становится мишенью переноса опыта из других сфер. Например, сложное чувство обиды на человека, которого любишь и в котором нуждаешься, становится мягким, глиняным комком в горле, который возникает в момент сжатия стальных тисков в груди, которые удерживают внутренний жар, готовый вырваться наружу.

Формирование телесной метафоры, как инструмента ТОП, может иметь несколько целей.

  • Во-первых, формальную: проявить и задать границы объекту терапевтической работы. «Материализованное» переживание (например, «комок» в горле) даёт возможность прикоснуться к нему руками и далее продолжить общение в образной или невербальной форме.

Вообще, метафора — это информационный канал, связывающий два отделённых друг от друга мира терапевта и клиента, способ установления контакта, при котором клиент и психотерапевт могут присутствовать в одном поле простых понятий, сохраняя, поскольку она не используется, собственную языковую индивидуальность.

  • Во-вторых, метафора наделяет ощущения смыслом. Ощущения более не расцениваются, как безальтернативная и болезненная реакция тела, теперь они функциональны, обслуживают задачу, осмысленны («…эти «железные латы» в груди защищают меня от недоброжелателей»…).

Этот эффект хорошо описан в рамках информационно-коммуникативного подхода Т. Парсонсом. Он определяет метафору как «совмещение двух несовместимостей», поскольку точного совпадения между метафорой и описываемым ей предметом или явлением не бывает. Цель применения метафоры не в том, чтобы с помощью определённой семантической замены высказать то, что может быть высказано и без её помощи, а передать такую информацию, которая иным способом передана быть не может. Эта информация — результат метафорического описания (совмещения несовместимостей), и «предлагает» новый взгляд на вещи, иное восприятие мира, наделяет событие другим смыслом и сопутствующими ему возможностями. Даже простая параллель, «ваш случай мне напомнил историю…», — часто позволяет иначе расставить акценты и увидеть скрытые до того детали ситуации.

  • Далее, телесная метафора полезна при терапевтическом исследовании: уточняя нюансы телесной реакции, можно составить полное представления о её функции на границе личного и социального («…этот «обруч» на горле выражает моё отношение к тому, насколько людям имеет смысл что-то говорить…»).
  • Мы обращаемся к телесной метафоре и в процессе освобождения тела от бессознательного, автоматического эмоционального контроля, в результате чего к человеку возвращается полноценное телесное переживание, он наполняется внутренним движением. Возвращается эмоциональная чувствительность, глубокая память и способность к переживанию смыслов. Кстати, этот процесс содержит одну практическую деталь, которой стоит уделить внимание. Прямое выражение человеческого существования и фундаментальный аспект его телесности, это звук. Движение тела и его звучание являются выражением внутреннего состояния, и служат метафорой любого явления в жизни человека. Практически, значение и смыслы начинают зарождаться часто только в одновременном движении и звучании. Только когда движению и звуку позволяют возникать и развиваться в качестве безоценочного процесса исследования, спонтанно и неожиданно на поверхность выходят чувства и сенсорные воспоминания.

«Наше тело является нашим выражением в мире, видимой формой наших намерений. Даже наше самое потаённое неестественное движение… помогает оформить наше восприятие вещей», — говорил французский философ Мерло-Понти. Телесная метафора, как форма, обуславливающая восприятие, как структурный след эмоциональной истории человека, как выражение его душевного состояния, как образ, в котором отражается характер отношений человека и мира, является удивительным инструментом терапевтической трансформации. О примерах конкретных протоколов работы с телесной метафорой мы и поговорим в следующий раз.

(Ист.: «Телесность как выразительное искусство человека в движении и звучании» Буренкова Е.В.; «Телесная метафора в английской и русской лингвокультурах» Ю.А. Башкатова; «Работа с телом в психотерапии» Тимошенко Г.В., Леоненко Е.А.)

Добавить комментарий