Эта история публикуется с разрешения клиента. Все идентифицирующие факты изменены или опущены вовсе. В какой-то мере она — синтез нескольких случаев, научивших меня иначе смотреть на процесс своей работы, быть внимательнее, честнее с собой и ближе к другим.

Есть у меня один клиент. Очень успешный и привлекательный. Симпатичный, с семьёй, множеством хороших и полезных знакомых, вполне успешным стартующим бизнесом, с которым мы поначалу разбирались вместе с ним. Вопреки любимой теме психологов, у него были отличные отношения с семьёй, понимание с родителями и дружба — с остальными родственниками. Одними из моих первых впечатлений от работы с ним были восхищение, недоумение и удивление от того, что он пришёл ко мне, непонимание, что я могу дать такому человеку… такому человеку… Это моё впечатление было со мной достаточно долго, несмотря на то, что он продолжал приходить и приходить, иногда принося с собой свои сомнения, неудачи и разочарования, но чаще — успехи, радости и победы под еле-уловимым соусом досады или вины. Я искренне верила, что человеку в такой крутой ситуации помощь психолога вовсе не нужна, и даже пыталась убедить его в этом первое время, но позже, гораздо позже, поняла, как же круто я ошибалась.

И сейчас я делюсь не историей успешного и простого пути, не того, как я — такая классная и всезнающая — легко увидела, как помочь человеку, и сделала то, чего не догадался сделать ни один психолог до меня (а их было несколько), а скорее мощным провалом. Очень ценным провалом, который многому меня научил. Он научил меня смотреть глубже, быть внимательнее и ближе, как бы парадоксально это ни звучало.

Основным запросом для работы со мной была поддержка на пути развития его дела, а также небольшие проблемы с лишним весом и большие — с эмоциональным состоянием. Для меня они выглядели небольшими, для него — гигантскими. То же касалось и его действий на пути организации бизнеса. С его позиции они выглядели как губительное бездействие, а не как для меня — пробы и ошибки новичка. Стоит заметить, я очень даже понимаю, что «изнутри» всё всегда выглядит совершенно иначе, чем «снаружи», и сама нередко сталкиваюсь с такой катастрофизацией, когда разговор касается моей жизни.

Мы многое прошли вместе. За это время он успел обзавестись стабильным потоком клиентов и новых полезных связей, расправиться с привычкой «заедать стресс» и привести свой вес к желаемому результату, научиться ценить маленькие ежедневные радости и баловать себя ими, эмоциональное состояние выравнивалось с приближением к его заветным целям. И только спустя полтора года в нашем общении впервые появилась… жена. Всё это время я даже ни разу не удивилась, что ни о жене, ни о друзьях им ни слова не было сказано, но тут, когда жена появилась, внезапно почувствовала, что её не хватало. А жена тем временем появилась под соусом абсолютного несоответствия его ожиданиям и смирения с тем, что никогда отношения с ней не наладятся. Те же самые ожидания я встретила, случайно узнав о друзьях. Друзей у него не оказалось. Так как достойными внимания эти темы для работы он не посчитал, я не стала в них углубляться. Продолжали работу мы в русле всё ещё мешавших временами требований к себе. Думаю, очень важно то, как эту работу видела я: для меня она выглядела уже шлифовкой проделанной работы. Не стоит и разъяснять, почему дальнейшее развитие событий повергло меня в шок.

Наступил тот момент, которого я ждала всё время с начала нашей работы, — клиент сказал, что он такой, каким может и хочет быть, что принимает себя со всеми своими достоинствами и недостатками. В нашем с ним общении это именно так и выглядело — он показывал как победы, так и неудачи, сосредотачивая свои усилия на возможностях дальнейшего развития или смирения, а не на своих провалах и стыде или вине за них. Я радовалась за него и вместе с ним и готовилась завершить работу. Но потом на очередной встрече услышала то, что не принимала во внимание из раза в раз. Он принёс очередной провал, почувствовал отголоски старой доброй вины и сказал, что с удовольствием разделил бы его с друзьями или женой, а не психотерапевтом, что самой большой поддержкой для него сейчас было бы выслушать, какие у них тоже проблемы, получить укоризненный взгляд за то, что он парится по пустякам, а то и обесценивание с игнорированием. На этом месте я поняла, что основной его проблемой всё это время было дикое чувство одиночества, и что я здорово встраиваюсь в его губительный механизм, помогая удерживать свои чувства «в себе» и продолжать стыдиться себя разного перед «обычными людьми», а не психотерапевтами «за деньги».

На этом, конечно же, история не закончилась. Я достаточно импульсивна или спонтанна, поэтому тут же поделилась своим открытием с ним и получила в ответ отрицание и даже агрессию. Он сказал, что вовсе не стремится быть близким с кем-то, что это никак не относится к задачам нашей работы, и даже обвинил меня в том, что я допустила несколько косяков, в результате которых и со мной сблизиться по-настоящему у него не выходит и не выйдет никогда. В тот момент из работы он ушёл, а я очень долго сомневалась в своих действиях и пыталась понять, что упустила. Я винила себя. Прежде чем понять урок ситуации и смириться с ней, я выносила на интервизию, и просто обдумывала несколько моментов из нашей с ним работы, и будто дожёвывала их. Теперь-то я знаю, что иначе сложиться просто не могло, но тогда — моя ослепительная безупречность изрядно пошатнулась.

Каково же было моё удивление, когда спустя полгода он вернулся. Осмыслив происходящее, он сделал для себя много ценных выводов, извинился за последнюю встречу и с большим энтузиазмом вернулся в работу уже с новыми задачами. Здесь я в третий раз испытала шок и поняла, что ничего не стоит загадывать наперёд. smiley

Любите себя, любите друзей и близких и будьте собой, что бы ни случилось!

Добавить комментарий