Рассуждаю о практике Аутентичного Движения и думаю: как часто мы боимся показаться нелепыми, глупыми, смешными. И другим, и самим себе. И спешим оправдаться или осудить сами себя, пока это не сделали другие. Так спокойней, так безопаснее… Даже если то, что происходит, на самом деле как раз то, что нужно.

Мне это тоже очень знакомо.

Ярко помню себя в возрасте лет 18, уже студенткой: готичный кожаный плащ до земли, тяжёлые ботинки, рюкзак с рок-группой. Вся такая в чёрном, суровая и брутальная… Иду, собираю опавшие кленовые листья. Целый букет. И чувствую себя ну псих психом. «Что люди подумают? Со стороны это, наверное, очень нелепо смотрится… Взрослая девка, суровый гот — листики собирает, как младшеклашка… фу. *пауза и шуршание листьев* Хмм… а пусть думают, что я на художника учусь, и это мне для рисования. Для дела то есть. Тогда ладно, тогда можно собирать».

Понадобилось немало времени, пока я научилась принимать себя разную. И других — разных.

Я вспоминаю участницу одной из моих групп по Аутентичному движению (телесной практике на основе свободного движения).

Я свидетельствую её процесс и вижу движения, которые мной переживаются как очень простые, естественные, в моём теле они откликаются удовольствием и расслаблением. А когда во время проговора она сама описывает своё движение, я слышу как раз то самое: «Наверное, я выгляжу как псих… Но эти движения — как раз то, что мне нужно, мне от них хорошо», — и я слышу в её голосе удивление. Как так: тело делает что-то странное! Во-первых, как это оно само нашло то, что нужно? А, во-вторых, как это всё выглядит?!.

Я описываю, как это выглядело для меня: что я видела, движение за движением — и как оно отзывалось во мне, в моём теле. Теперь и она может увидеть свой процесс как бы со стороны, моими глазами: а ведь и правда, ничего ужасного или постыдного… и человек вон сидит, в ужасе не убежал и укоряюще не смотрит… Наверное, и, правда, можно расслабиться и успокоиться, побыть собой без опаски. Любой собой, разной.

А бывает и так, что движения и действия действительно могут казаться со стороны нелепыми, безумными, странными. Могут вызывать неловкость или испуг в том числе у подготовленного свидетеля. Да, окей, может быть и так тоже. С этим мы тоже учимся находиться: и с таким движением, и с теми эмоциями, с которыми оно связано.

Это первый момент: увидеть себя глазами поддерживающего свидетеля.

Но есть ещё и второй: встретиться с другим движущимся и проговорить совместный опыт.

Помимо глаз свидетеля, который видит нас со стороны и может дать нам обратную связь о том, как ему было присутствовать при нашем движении, есть ещё другие такие же движущиеся. И от них при желании тоже можно получить обратную связь.

Соотнести свой опыт с опытом других таких же движущихся.

Например, встретилась я с кем-то в процессе, прожила что-то, а теперь переживаю: а другому-то как? Или что он там обо мне подумал/теперь думает?

В обычной жизни далеко не всегда есть возможность вот так взять и спросить: «А вот я что-то делал — как оно тебе?». А если и спросишь, то не всегда рад будешь: такой «обратной связи» можно огрести, что лучше б и не спрашивал…

А здесь можно и спрашивать, и не огребать. Услышать себя услышать другого по мотивам практики Аутентичного Движения Есть для этого и возможность, и специальный безопасный формат проговора. В нём движущиеся озвучивают свой опыт и свои переживания. И появляется возможность услышать другого и соотнести свою историю с его историей. И разделить, где моё, а где чужое. И своё взять себе, а чужое оставить.

Например, в своём движении я могу встретиться с другим, побыть какое-то время вместе, а потом почувствовать сильное желание уйти. И в этот момент я могу встретиться со страхом, что вот я покидаю другого, а ему, может быть, очень сильно нужно моё присутствие сейчас: вон, как плачет… Но мне же хочется идти… И вот я терзаюсь, уйти или остаться. И-таки решаю уйти — но продолжаю терзаться: как он там?..

В проговоре можно озвучить этот момент и попросить у другого отклик: а как ему было на самом деле? Если он готов, он может рассказать о своём опыте.

Тогда я могу узнать, что на самом деле плакал он не от горя, а от счастья. И завершение нашего контакта и мой уход никак его счастье не нарушили, а наоборот, вполне логично в его процесс вплелись. Или может оказаться, что-таки да, плакал он от грусти и боли и хотел, чтобы я осталась.

В любом случае эта обратная связь помогает нам обоим более ясно увидеть наш опыт и разделить: вот то, что происходит на самом деле, а вот мои страхи, проекции, ожидания и т.д. И тогда можно их присвоить и что-то дальше с ними делать: например, нести на терапию, обрабатывать самостоятельно или просто отпускать…

Когда мы хозяева опыта, у нас появляется больше вариантов того, как с ним можно обойтись. Появляется выбор.

На первых занятиях мы довольно редко обращаемся к такому групповому формату проговора, так как ему ещё нужно научиться. Научиться говорить о своём опыте так, чтобы он действительно оставался своим, а не навешиванием своих представлений на другого. В дисциплине Аутентичного Движения этому уделяют особое внимание.

Умение так видеть, присваивать и доносить свой опыт способствует и построению отношений, и корректировке образа себя, и многому другому.

Добавить комментарий