В славянских представлениях омуты всегда были загадочны и опасны. На первый взгляд — это спокойный и тихий участок озера или реки, но на деле — на дне его нередко есть опасный водоворот. Согласно преданиям, именно там водится нечистая сила наподобие потустороннего существа мужского пола — водяного.

Известную поговорку следует трактовать в переносном смысле, отражающем соотношение внешнего поведения и внутреннего состояния одного и того же человека. В качестве шутки поговорку иногда произносят про тихих людей, что, мол, это они на виду тихие, незаметные, застенчивые, но никто не знает, что у них внутри.

На консультацию пришла молодая женщина в тёмной одежде, она робко зашла в кабинет и застенчиво села на край кресла. Рассказывая о себе, она говорила, что она добрый, уступчивый человек, старается не с кем не конфликтовать, хотя терпит уколы и насмешки на работе и в отношениях с мужем. Метафора — тихий омут здесь очень подходит. Описывая своё внутреннее состояние на начало терапии, она пишет:

«На первое занятие к психологу пришло блеклое, измученное болячками, бессонницей и жуткими страхами существо. Жуткими страхами смерти. Но это существо готово было меняться. Терпеть и дальше такое состояние не было сил«.

Видно, что, сталкиваясь с нездоровой агрессией, она не могла дать отпор, защитить себя. Кажется, что из-за недостаточной агрессивности. Но мотивы её терапии говорили об обратном.

Вот, например, мотив Лев, нападающий на добычу:

Я вижу льва, он большой, сильный и очень злой. Я становлюсь им. Жажда охоты. Я бегу и вижу стадо страусов. Я нападаю на всех страусов — когтями рву кожу, выдираю зубами перья из хвостов. Мне всё мало и мало. Жажда убивать. Я растерзал всё стадо страусов, но мне мало. Я вижу лужу крови перед собой. Я подхожу и пью. Я удовлетворён. Жажда убивать пропала.

В мотиве Амазонка так же виден высокий уровень агрессивности:

Я — Амазонка. Я злая и ненавижу всех и вся, во мне громадная агрессия. Я как дикий зверь. Забираюсь на дерево. Я на вершине дерева и кричу, злость распирает. Вижу зимний лес, от него холод. У меня суперглаза, я увидела внизу в траве мышь, прыгнула и оторвала ей голову. Вижу оленя, хватаю его за две задние ноги и разрываю. Спокойнее становится.

Данные мотивы показывают высокий уровень агрессии во внутреннем мире, но пациентка её подавляла, и агрессия не шла на защиту границ, интересов, на поддержание самооценки и уверенности в себе. Возникает вопрос — почему?

Агрессивная энергия генерируется в организме непрерывно, регулярно накапливаясь с течением времени. Если мать запрещала проявлять агрессию на разных этапах развития ребёнка, начиная с первого года жизни — кусать грудь, толкаться, тягать за волосы, на этапе 2–3 лет — толкаться, обзываться, обижаться и т.д., угрожая, то ребёнок начинает отвергать агрессию, подавлять, а потом направляет на себя. Так и было у моей пациентки.

Символом этой огромной агрессивной энергии служит фигура монстра, которая появлялась в её снах:

Я вижу, что появляется огромное существо — монстр. Оно вроде бы имеет формы человека, но всё округлое. Он серый и весь в корнях, которые пронзают его тело. Как земляной человек. Вспомнила, что в новостях передавали, что этот монстр появляется перед наступлением «апокалипса». Дикий страх.

Присутствие именно этой фигуры наводило страх во внутреннем мире пациентки, вызывая страх смерти и панические атаки. В юнгианской психологии эту фигуру называют Трикстером. Этот образ отражает примитивную, архаичную, архетипическую фигуру, персонифицирующую ужасающую, разрушительную ярость. Агрессивные энергии — изначально необходимые для адаптации во внешнем мире и для здоровой защиты от мира — теперь направлены во внутренний мир по конверсионному механизму (смещение проблемы из психики в соматику). Идёт нападение на собственное тело. Психосоматика — обычный результат этого процесса. Так было и у моей пациентки, у которой были серьёзное заболевание желудка и ряд других. Накапливая агрессию во внутреннем мире, она разрушала себя психически и физически.

Поэтому одной из задач её психотерапии было преобразовать разрушительную агрессию (подавленный гнев и ненависть), идущую на её внутренний мир, в здоровую агрессию, которая направлена на достижение цели. Для этого в мотивах архетипической психотерапии на символическом уровне она его проживала, канализируя его на внешний мир, т.е. превращая его в здоровую агрессию. Эта повысило качество жизни — ушли панические атаки, значительно улучшилось здоровье. Кроме того, поднялась самооценка и улучшились отношения с мужем и другими людьми. Этот процесс освободил огромное количество энергии, которая пошла на движение вперёд, на поиск того, что именно сейчас нужно. Пациентка поступила в институт.

Вот какой отзыв она написала в конце терапии:

«Маленькими шажочками, из занятия в занятие, в какой-то момент я поняла, что мне радостно, я хочу танцевать и улыбаться. Как по кирпичику строится дом, так и я строила заново себя. Страхи отступили. Я очень изменилась, осанка, блеск в глазах, поднятая голова. Я стала чувствовать себя женственной, красивой. Мир стал другой вокруг, новая работа, новые друзья».

Состояние подавленной агрессии, её направленность внутрь психики создаёт ложное впечатление о человеке как о тихоне, бесконфликтной личности, умеющим всем угодить и помочь. Но внутри его души находится колоссальный сгусток агрессии, разрушающий и здоровье, и психику. Устранение этого противоречия задача психолога. В результате психотерапии пациенты обретают душевный покой, у них высвобождается внутренний ресурс, который направляется на достижение жизненных целей.

Добавить комментарий