Грудь — одна из основных эрогенных зон женщины. Когда женщина кормит ребёнка — она получает сексуальное удовольствие. Возможно, так задумано природой неслучайно. У матери появляется дополнительный стимул к кормлению ребёнка.

Сексуальная составляющая является одной из важнейших в отношениях пары. Однако очень часто она отходит на второй план или даже вообще исчезает из супружеских отношений после рождения ребёнка. Бывает, что женщина переключает всё своё внимание на ребёнка, он занимает место мужчины не только у груди, но и в супружеской постели.

Такому поведению женщины легко найти разумное объяснение: ребёнка легче успокаивать, проще кормить, когда он рядом; женщина устала, поэтому сексуальное желание падает или даже исчезает совсем; у неё изменился гормональный фон; она злится на мужа, потому что он помогает меньше, чем она ожидала, и т.д.

При этом сложно, часто просто невозможно понять, что в основе поведения женщины — повторение жизненного сценария её матери.

Когда ребёнок занимает место мужа, супружеские отношения нарушаются. Расстояние между мужем и женой постепенно увеличивается и со временем может превратиться в непреодолимую пропасть.

Пример из практики. Согласие клиентки на публикацию получено. Имя и некоторые факты биографии изменены. Тридцатилетняя Лиза шесть лет в браке, супруги воспитывают двухлетнего сына. Работа с её семейной историей происходит не впервые.

— У меня опухоль в левой груди. Врачи уже определили, что доброкачественная. Я верю, что все болезни от головы. Хочу понять, зачем мне эта опухоль.

— Лиза, а как ты думаешь, для чего женщине грудь?

— Чтобы прокормить ребёнка. В первый год жизни ребёнку необходима материнская грудь.

— Грудь нужна только для кормления ребёнка?

— Ещё, наверное, для секса. До рождения сына моя грудь была чувствительной, потом прикосновения стали неприятны.

— Нарисуй эту опухоль, как ты её представляешь. Если бы опухоль смогла заговорить, что бы она сказала?

 — Вот какая я, посмотри на меня, я выросла!

Лиза произнесла эти слова с гордостью, голосом маленькой девочки.

— Кому адресованы эти слова? Кому ты доказываешь, что выросла?

— На языке вертится: «Маме».

— Когда ты закончила кормление грудью?

— За неделю до дня рождения сына. Два года ему исполнилось.

— Лиза, я слышу противоречие в твоих словах. Ты говорила, что материнская грудь необходима ребёнку в первый год жизни, а сама кормила сына до двух лет.

— Моя мама вообще не кормила меня грудью.

— Ты доказываешь, что ты лучшая мать?

Лиза опешила.

— И, правда, доказываю.

— И пытаешься показать, что ты уже взрослая, при этом по-детски требуя материнское внимание.

— В действительности, я не чувствую себя взрослой. Как будто я привязана в маме, мне нужно каждый день её видеть. Она одинока, если скажу: «Я — отдельный человек», умрёт.

— До твоего появления мама как-то жила.

— Она меня всю жизнь ждала, чтобы скрасить своё одиночество.

— И тогда кто ты для мамы?

— Получается, что средство развлечения — кукла. Мама всё время подчёркивает, что я маленькая, говорит: «Не понимаю, как ты живёшь с мужчиной. Ведь ты маленькая девочка».

— В чём для тебя основное отличие взрослой женщины от девочки?

— Взрослые занимаются сексом. А мне как будто нельзя.

— Что мама говорила про секс?

— Секс для того, чтобы делать детей.

— А у тебя один ребёнок уже есть. И второго, с такой небольшой разницей ты рожать не готова. Я правильно понимаю?

— Да, у меня и так сейчас всё внимание уходит на двухлетнего сына. Я даже сплю с ним, а муж отдельно.

— Ты говорила, что до рождения сына твоя грудь была чувствительной, потом стали неприятны прикосновения. Как будто тело отказалось от сексуальной функции, всё отдавая материнской. Секс действительно существует только для рождения детей?

— Ещё для удовольствия. Но удовольствия надо избегать, за ним отрицательные эмоции. Мама всегда говорила: «За смехом следуют слёзы».

— За смехом действительно всегда следуют слёзы? Бывает смех без слёз или слёзы без смеха?

— Я понимаю, что мамино утверждение ошибочное, но оно прочно сидит у меня в голове.

— Как думаешь, почему мама считала это утверждение истинным?

— Я знаю, в детстве маму наказывали, когда она шумно вела себя, радовалась. Поэтому для неё то, что за смехом следуют слёзы — истинное утверждение.

— Для мамы это утверждение истинное. Это её история, её опыт. Но ты — не мама, ты — другой человек. И у тебя свой опыт и своя жизнь. Ты можешь себе разрешить радоваться, получать удовольствие?

— Если я разрешу себе быть сексуальной, получать удовольствие от близости с мужем, как будто предам маму. Ей это не понравится.

— Представь маму, на что похожа связь между вами?

— Из моего лба идёт белый туман и входит в её лоб.

— Что произойдёт, если этот туман ты вернёшь себе?

— Когда я возвращаю туман себе, он идёт вниз по моему телу, выходит через мои половые органы и направляется к половым органам мужа. У нас происходит сексуальный контакт.

— Можешь сказать маме: «Мама, я разрешаю себе получать удовольствие от секса, даже если это тебе не понравится».

Лиза повторяет, в её голосе звучит злорадство.

— На что злишься?

— Хочется сказать, что я злюсь на то, что мама не кормила меня грудью. Значит, не любила.

— А что бы изменилось, если бы кормила?

— На самом деле, ничего бы не изменилось. Она ведь кормила меня молочными смесями, я была сытая. Почему-то я сейчас поняла, что опухоль в груди — это застоявшееся молоко. Оно как будто предназначено для меня маленькой.

— Что хочется сделать с этим молоком?

— Я уже представляю, что кормлю грудью себя маленькую. Малышка всё высасывает до капли.

— И ты как будто становишься матерью сама себе. Но при этом есть и реальная мама, которая подарила тебе жизнь. Можешь сказать маме, что жизнь важнее грудного молока?

— Могу. Мама, я принимаю, что жизнь важнее молока. Я благодарю тебя за жизнь.

— Что сейчас ты чувствуешь к опухоли?

— Я чувствую благодарность. Опухоль обратила моё внимание на перекосы в моей семье. На то, что, приблизив к себе ребёнка, я отдалила мужа. На то, что я продолжала оставаться в эмоциональной связке с мамой, не желая взрослеть. Пытаясь отличаться от матери в кормлении ребёнка, я её повторила в слиянии с сыном и в отказе от сексуальных отношений. Хочу нарисовать вторую грудь, ведь у меня их две. Две сексуальные грудки.

Сейчас я действительно разрешаю себе получать удовольствие от секса, даже, если это не понравится маме. Маму не касаются мои интимные отношения с мужем.

Нередко через болезни, телесные симптомы бессознательное подсказывает, что не всё гладко в нашей жизни. А символическое значение той части тела, в которой возникла болезнь как будто уточняет, в какой области находится данное нарушение. В процессе терапии скрытое становится очевидным, требуя вмешательства и изменения.

В конце нашей встречи, отвечая на вопрос: «Зачем женщине грудь?», Лиза сказала: «Чтобы соблазнять мужа и кормить ребёнка».

Добавить комментарий