Попадая в трудную ситуацию, иногда человек не видит выхода. В переплетениях его убеждений, установок, взглядов не находится приемлемого решения. «Я не знаю, как мне поступить», «Мы расстались, и я ничего не могу делать, только плачу», «Не вижу смысла, зачем я живу». Реальность изменилась: любимый ушёл, на работе проблемы, денег нет, будущее пугает. Жизнь уходит из-под контроля. Тревога нарастает, мысли идут по кругу. Сначала попытка переосмыслить новое, лихорадочный поиск, потом силы на исходе, апатия, депрессивное состояние. Это похоже на запертую изнутри комнату с потерянным ключом от замка. В другое время и в другом состоянии он нашёл бы выход, но сильные эмоции блокируют принятие и поиск.

Мозг так устроен, что придумывает самые трагические сценарии, пытаясь подстраховаться, ведь с неожиданностью справится сложнее. Бесконечные «а вдруг…» рисуют картины личного апокалипсиса. Остаётся только забраться под одеяло, свернуться клубочком и ждать его наступления, всё равно никаких сил уже нет. Пространство собственных представлений о мире становится клеткой, маленькой комнатой с плохим освещением, наполняясь тенями страхов. Так движения пальцев, подсвеченные лампой, представляются на стене чудищами. Проекции теней на стене сознания даже безобидную мысль делают ужасной: «а вдруг…«. Драматичные сцены заканчиваются пронзительным: «всё очень плохо!«.

Чтобы хоть как-то справиться, первым делом ищут причины: «почему, за что!». Показательный примером является смерть близкого. Чувство вины сопровождает страдания: если бы сделал в своё время что-то, то был бы жив. Хочется упорядочить действительность, вернуть контроль в царство неопределённости, в котором ощущаешь себя в свободном полёте в пропасть, не за что зацепиться. Свободное падение страшнее любого монстра. Причина вернёт хоть какую-то почву под ногами.

Когда тревожный человек встаёт с правильной ноги, становится спокойнее. Он не свистит, потому что денег не будет, не здоровается через порог, ещё много чего не делает или, наоборот, делает, увеличивая регламентации собственной жизни. Чёрные кошки, разбитые зеркала, теории заговора, много чего ещё. Так он спасается от тревожности. Вообще самое безопасное место — это тюрьма. Там строгий порядок, крепкие стены, еда по расписанию. Следуя ритуалам и суевериям, человек строит собственные, видимые только ему, бетонные стены, ограждая себя, виртуально, конечно. Так проявляется избегание страха. Чем больше страхов, тем больше ограничений, тем меньше возможностей. Собственная клетка готова, со временем пространство в ней становится только меньше.

Когда вместе с клиентом я начинаю исследовать рациональную сторону его страха, то обычно он делает это неохотно: «Я понимаю, что это не так страшно…». Наше мышление консервативно, оно всегда идёт по пути наименьшего сопротивления, это путь повторения. Знакомый чёрт лучше незнакомого ангела. Сформировавшийся когда-то взгляд, способ восприятия требует меньше энергии и безопасен, используя его, человек выжил. Перемены энергозатратны и тревожны. Они рождают неприятные эмоции. На педали жмут чувства, а сознание на пассажирском сидении лишь наблюдает за процессом, давая советы, к которым редко прислушиваются. У каждого из нас свой эксклюзивный путь от реакции до действия. У кого-то рациональный, через размышления, после которых появляются переживание, а потом чувство и действие: «Ой, а с этой стороны я и не думал!» Кому-то ближе образы и представления: «Я под впечатлением…» Но всегда осознание и действие сопровождается переживанием, которое меняет отношение к проблеме.

Вера в то, что суеверия и ритуалы могут влиять на действительность называются магическим мышлением. Для тревожного человека оно работает только в направлении ограничений. Когда человеку хорошо, он не фиксируется на этом состоянии, когда плохо, то это воспринимается как нечто более важное, серьёзное. Возникает по определению А.А. Ухтомского доминанта — очаг возбуждения в мозге и во всей нервной системе. Мысли крутятся вокруг неприятного события или ситуации, и очень трудно что-то с этим сделать. Прямые советы не работают. Он пребывает в фиксированном состоянии, по сути, трансе, в который сам себя погрузил. К психологу клиент приходит в тисках его ограничений. Надо вывести, найти другой взгляд. Фантазия может уносить в неведомые дали и времена, расширяя представления о своих возможностях. Вспомним полёт булгаковской Маргариты или улыбку Чеширского кота. Всё это тоже, в определённом смысле, магическое мышление, но его вектор другой, он раскрепощает. Метафора, ассоциация, мимолётное приятное воспоминания может запустить этот процесс.

Знакомый чёрт лучше незнакомого ангела. Это обращение к бессознательному. С рациональной позиции, фраза бессмысленна, но это метафора, и мы сразу понимаем, о чём речь. Страх неизвестности, перемен становится очевиден без долгих объяснений. Это уже полдела. Этим же языком можно начать коррекцию. Маргарита в ночном полёте на вечеринку потусторонних персонажей испытала освобождение от внутренних оков обыденности. Масштаб проблем вдруг изменился, они оказались мелкими и несущественными. Алиса в стране чудес буквально менялась в размерах, и окружающий мир тоже менялся, нельзя видеть одинаково с разных точек зрения. Помимо разговора по-взрослому, я стараюсь вместе с клиентом создать его личную сказку, в которой он становится гуливером. Реальность и воображаемое пересекаются и рождается переживание, дающее так необходимый ресурс.

В некоторых техниках терапии используется идентификация клиента с фрагментами собственных фантазий. По мнению Ф. Перла, это позволяет присвоить отчуждённые черты личности. В снах то, что мы видим, тоже непосредственно связано с переживаниями и имеет отношение к проявлению наших чувств, возможно, неосознаваемых. Мы ассоциируем с собой черты понравившихся людей, персонажей фильмов или книг. Это помогает мобилизовать себя, разбудить дремлющие ресурсы психики, чтобы справиться с той или иной задачей или неприятностью. Большое видится на расстоянии, говорит народная мудрость. Посмотреть шире — это уже по-новому. Тревожность всегда связана с будущим, другой важный параметр — время. Мы плохо принимаем его необратимость, пытаясь остановить. Но, к сожалению, а может быть, к счастью, на этом пульте нет кнопки стоп-кадр.

Для полёта нужны крылья. Их можно обнаружить у себя, впрочем, летать можно и так. Каждый, хотя бы однажды, летал во сне, да так, что захватывало дух. Для адаптации нужны силы. В любой проблеме присутствует незнакомый ангел. Страшно решиться на развод, манит свобода, но страшно. Знакомый чёрт…, может быть, уже и муж надоел, и страшно прожить так всю жизнь, но он знакомый, понятный. И там, и там страх, и нужен крем, намазавшись которым, обретаешь крылья, которые позволят лететь, оставляя сомнения. Можно и просто, вспомнив ощущение полёта, войдя в образ, в котором уже был однажды. Кто победит, чёрт или ангел, незнакомая свобода или знакомая обыденность. Выбор зависит от состояния человека, сегодня оно определяется прокрученным много раз набором мыслей, завтра может быть другим, психика многомерна. Самое время прислушаться к себе, поискать в своей стране чувств возможности волшебных превращений. И вот, уже полёт, да так, что дух захватывает.

Добавить комментарий